Сожженная тобой

4.4. Только ты

Взглянув на себя в зеркало, Милана ужаснулась, как в таком виде она могла предстать перед королем драконов? На ее платье и прическе сильно сказался этот долгий насыщенный событиями день и, несомненно, перелет через море на баскусе. Помощь горничных сейчас была весьма кстати.

– Мы счастливы приветствовать пару его величества, - девушки присели в глубоком реверансе.

– Вы ошиблись, я не пара короля Эйнара, – Милана посмотрела на испуганные лица девушек и поняла, они сейчас говорят не о короле. – Вы хотели сказать, милорда Иштара?

Девушки активно закивали, прося не наказывать их за такую оплошность, и Милану охватил настоящий ужас. Даже слуги относятся к Иштару как к королю, что говорить об остальных? Так и до обвинения в заговоре недалеко, хотя Иштар и отказался претендовать на престол.

Тысячи вопросов крутились у нее в голове, пока горничные помогали ей избавиться от одежды и принять ванну. В действительности ли Иштар не претендует на королевский трон? У нее не было ни малейшего повода сомневаться в искренности его слов. Тогда какие на самом деле у него права в этом дворце, и почему он отказывается ими воспользоваться? О правильности своих суждений в этом вопросе Милана могла только догадываться и решила спросить его самого, чтобы не делать скоропалительных выводов.

В сложившейся ситуации она видела только один выход – уехать отсюда как можно дальше, чтобы не попасть в немилость короля. Но Иштар наоборот привез ее сюда, значит, он знает, что делает, и побег из дворца не входит в его планы. Какие же это планы, и какая роль в них отведена самой Милане, она пока не знала.

Девушки закончили свою работу, и принцесса, отпустив их, вышла на террасу. Казалось, в легких закончился воздух – дух захватывало от красоты, открывшейся ее взору. С террасы прямо вниз стекала вода, образуя искусственный водопад, который бурлящим потоком стекал в море. Сразу за водопадом росли мощные деревья, верхушки которых можно было видеть с этой высоты, а впереди простирались вершины гор. Солнце село за горизонт, унося за собой еще один день, полный переживаний.

Милана почти почувствовала, как Иштар подошел к ней, но не обернулась. По сути это был их первый совместный вечер, она знала его и не знала одновременно. Чем больше Милана узнавала дракона, тем сильнее разрасталось внутри нее сильное и яркое чувство, которое заставляло ее сердце трепетать при каждом его появлении.

Так они и стояли, любуясь закатом в горах, пока Иштар не подошел совсем близко. Теперь она ощущала спиной каждый его вздох, любовалась руками, которые скользили по ее предплечьям. От него исходил какой-то тонкий древесный аромат, смешанный со свежестью горных снегов. Этот запах манил своей силой, уверенностью, чувственностью, как и сам Иштар.

Милана обернулась и улыбнулась в ответ на его улыбку. В золотых глазах дракона, в которых плескались блики заходящего солнца, она увидела и свое отражение – отражение влюбленной девушки. Она даже и не знала, что может выглядеть так.

Рядом с ним принцесса ощущала себя уютно и защищено. Хотелось забыть о том, что она услышала от горничных, о том, как их встретили в тронном зале, о том, что все будет еще сложнее, чем она думала. Возможно, все эти мысли отразились на ее лице, и Иштар, успокаивая, коснулся ее щеки.

– Я не хочу, чтобы ты грустила, – он взял ее за руку и повел в дальний конец террасы, который, изгибаясь, повторял форму скалы. – Ты мне обещала ужин.

– Двери из твоих покоев тоже выходят сюда? – Милана поняла это, когда они прошли мимо двери, ведущей явно не в ее комнаты.

– Да, так ты всегда сможешь меня найти, если понадоблюсь.

Казалось, слова Иштара говорили совсем о другом, и Милана это почувствовала, а вот готова ли была к новому шагу, она пока не могла ответить. Смотря на него, принцесса понимала, что любит, и это чувство будто расцветало еще больше с каждой минутой, но кого она любит, Ассандра или Иштара? Если бы дракон пришел в образе другого человека, возможно, тогда ей было бы легче ответить на этот вопрос.

Она смотрела на дракона и видела Ассандра. С ним ее связывало столько воспоминаний, надежд и даже разочарований, а та битва, которая произошла сегодня,  вообще заставляла ее содрогаться от мысли, что могло произойти что-то непоправимое.

Иштар словно услышал ее мысли и остановился, не дойдя до столика. Он обернулся, смотря в ее глаза и пытаясь там найти ответы на свои вопросы. Нашел или нет, Милана не знала, он просто подошел к ней ближе и обнял. Тяжелый вздох вырвался из его груди, но дракон не сказал ни слова. Так они и стояли, пока он не отстранился и взял ее лицо в свои ладони, с грустью смотря в глаза.

– Никто не заставит тебя делать то, что ты не хочешь, и желать того, к кому не лежит сердце, тем более я, – его скулы сжались, будто ему сейчас было больно от произнесенных слов. – Никто не заставит, но пока я дышу, то использую каждый миг, чтобы доказать тебе, что смогу любить за двоих, если понадобиться.

Он не правильно ее понял, совсем не правильно. Милана хотела возразить, но Иштар не дал этого сделать. Он коснулся пальцем ее губ, нежно очерчивая их контур.

– Все, что ты пережила за последние дни, не могло ни оставить свой след. Сегодня я прошу тебя только об одном – не решай сгоряча, дай нам шанс.

Да что же он говорит такое? Сердце Миланы набатом стучало в груди, как тогда, когда он умирал у нее на глазах, пронзенный заговоренным клинком, и как тогда, когда она решила, что Ассандр убил его в той битве.

– Иштар, я все еще не могу привыкнуть к тому, как ты тонко чувствуешь меня. Мне иногда кажется, что ты читаешь мои мысли, – она улыбнулась ему, но взгляд Иштара все еще оставался напряженным. – Мне не требуется время, чтобы думать о нас.



Оксана Филоненко

Отредактировано: 10.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться