Сожженная тобой

4.6. Утро

Первые солнечные лучи заглянули в комнату Иштара, и еще спящая Милана поспешила укрыться от них у него на груди. Он улыбнулся этому милому жесту с ее стороны, и потянулся, чтобы убрать прядь волос с ее лица. Рука так и замерла, не достигнув своей цели – запястье Иштара украшал распахнувший крылья дракон. Его хвост пересекал ладонь и кольцом обвивал безымянный палец.

Он любовался своим драконом – знаком того, что их жизни связаны добровольно. «Крыло к крылу, сердце к сердцу, душа к душе» - вспомнил он слова брачной клятвы и крепче обнял Милану.

– Вставай, соня, если я сейчас не позавтракаю, то съем тебя.

Милана что-то замурчала и попыталась повыше натянуть одеяло. Иштар понял ее маневр и решил прибегнуть к другому способу пробуждения. От его поцелуев она улыбалась во сне счастливой улыбкой, пока он опускался все ниже и ниже по ее груди к животу. Милана тяжело задышала и открыла затуманенные желанием глаза, спать уже совсем не хотелось. Дракон смотрел на нее с не меньшим желанием.

– Кто обещал меня съесть?

Она зарылась пальцами в его волосах, притягивая к себе для поцелуя. Дракон довольно рыкнул, потянувшись к ее губам, но тут же замер, когда увидел, куда она смотрит. Руку Миланы украшал такой же дракон, каким Иштар любовался еще несколько минут назад.

– Это мой дар тебе. Знак того, что наши души и наши драконы приняли друг друга, – он смотрел, как удивление в ее взгляде сменялось непониманием, и поднял свою руку. – А это твой дар мне, самый большой подарок, о котором я не мог и мечтать в этой жизни.

Иштар смотрел на нее с обожанием, а золотистые глаза его лучились счастьем.

– Но я ведь не дракон, – Милане почему-то вдруг стало безумно грустно, будто она сейчас осознала, что и сама потеряла крылья из-за предательства их общего друга.

– Ты дракон, и с этим ничего даже Марк не сможет поделать, – он подхватил ее на руки. – Хватит печалиться, сегодня самый счастливый день в нашей новой жизни, точнее первый из самых счастливых дней.

Он прижал ее к груди и куда-то понес. За дверью оказалась небольшая ванная, наполненная водой. В эту комнату входило две двери, которые Иштар поспешил закрыть на щеколды.

– Я смою с тебя все тревоги, и ты забудешь обо всем, кроме того, как счастлива здесь и сейчас.

Милана не могла не улыбнуться ему, она уже была счастлива. Ее счастье улыбалось ей золотыми глазами, трепетно касалось ее груди, убирая за спину волосы, мешавшие ему любоваться своей женщиной. Иштар аккуратно посадил ее в воду и забрался в ванну вместе с ней. Он провел вспененной губкой по ее шее, любуясь каждым изгибом ее тела, коснулся груди, получая удовольствие от вида ее набухших сосков.

Ее груди вздымались под его ладонями, говоря, что купание подходит к концу, так и не начавшись. Он понял, что замер только когда Милана начала намыливать его тело. Нет, лучше они съедят остывший завтрак. Он потянулся к ее губам, проникая вглубь ее тела, заставляя его выгибаться к себе навстречу.

– Я буду любить тебя вечно.

Милана услышала его шепот на грани сознания, когда ее тело подрагивало от новой волны удовольствия.

– Только мой, – это все, что она могла произнести, когда они одновременно достигли пика наслаждения.

Тяжело дыша, она лежала на драконе в остывающей ванне и поливала водой его разгоряченное тело. Когда их узоры на запястьях соприкасались, казалось, что драконы исполняют какой-то волшебный танец.

Иштар поднялся первым и помог выйти Милане, укутав ее полотенцем. Ее груди напряглись от прохладного утреннего воздуха, и дракону захотелось их согреть.

– Если мы сейчас не оденемся, о завтраке можно забыть, – он лукаво улыбнулся ей. – Но мне бы не хотелось, чтобы ты его пропустила, тем более, что скоро прибудет небольшой сюрприз, который, надеюсь, порадует тебя.

– Какой сюрприз? – Милана удивленно подняла бровь.

– Нет-нет, не будем спешить, сама все скоро увидишь, – он подхватил ее на руки и понес в спальню одеваться. – А сейчас завтрак.

Наблюдая за тем, как Милана надевает свое платье, он вспомнил о вчерашнем происшествии на террасе.

– Ты не забыла все свои средства защиты?

Милана моргнула, не понимая, о чем он говорит, и тут она вспомнила о противоядие и кинжале. Щеки ее покраснели, когда она оценила его шутку.

– Я оставил их в кресле у двери, сейчас подам, – он быстро вернулся, неся в руках то, что вчера она доставала из складок своего платья.

– Ты смеешься, да? – она приняла свои вещи, продолжая смущаться. – Для твоего дома я могу сделать исключение из правил и не носить все это с собой.

Дракон удивленно посмотрел ей в глаза.

– В этом дворце мне будет спокойнее, если твои вещи все-таки останутся при тебе, – он заметил тревогу в ее глазах и поспешил добавить. – Борьба за власть была всегда грязной игрой, кому как не тебе знать об этом. Не имеет значение, что я отказался от трона. Возможно, мой брат старается верть мне на слово, но остальные точно не станут этого делать. Они чувствуют силу и решают, на чьей стороне оказаться или как от меня избавиться. Здесь мы слишком уязвимы, особенно ты. Дай мне несколько дней, и мы покинем этот дворец. Хорошо?

Она слегка кивнула, пряча в складках платья свою маленькую тайну. Если Иштар волнуется о ее безопасности, значит, на то у него есть свои причины. Милана считала себя достаточно хорошим политиком, но каждый раз, говоря с драконом, слушая его, ощущая силу его влияния, она казалась себе маленькой девочкой, которой еще многому предстоит научиться.

Утро встретило их во всей своей красоте. Солнце золотило первыми лучами величественные горы, покрытые зеленью. В укромном уголке террасы для них был накрыт маленький столик. Это было самое красивое утро, которое видела Милана в своей жизни, даже закончив трапезу, они с Иштаром какое-то время наслаждались этой красотой, держа друг друга за руки.



Оксана Филоненко

Отредактировано: 10.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться