Сожженная тобой

4.9 Лечение

Желудок Миланы свело от боли, и она вынырнула из собственных сновидений. Вместе с ней проснулся Иштар и сразу подхватил ее на руки, желая хоть как-то облегчить ее страдания.

– Доктора сюда, – закричал он, увидев у кровати Эйнара и нескольких слуг, толпившихся возле сломанной двери. – Я же сказал, что убью каждого, кто посмеет войти.

Иштар вздохнул и покачал головой, глядя на улыбающегося короля, который выглядел так, словно собственноручно ломал эту дверь. Слух дракона позволил ему различить радостные всхлипы в коридоре и то, как кто-то даже упал в обморок от избытка чувств. Он не знал, сколько они пробыли за гранью, но, видимо, достаточно, чтобы заставить всех этих людей волноваться.

В покои принцессы запыхавшись вбежал целитель со своими помощниками. Иштар уложил ее на кровать, поправляя сбившиеся волосы.

– Все хорошо, милая, – он коснулся Миланы, будто боялся, что она окажется только сном. – Я здесь, я рядом.

Он лично выпроводил всех лишних из ее комнаты за дверь и вышел сам.

– Спасибо, брат, – он крепко обнял Эйнара, только сейчас осознавая, что все уже позади, – если бы не ты…

У него язык не поворачивался, чтобы высказать всю ту боль и весь свой страх, который жил в нем, когда он был уверен, что не успеет.

– Я испугался за вас, – король понимал, что его вмешательство может навредить брату, но и позволить ему уйти за грань он не мог.

Это было выше его сил. Он ведь только нашел Иштара, знал, что это эгоистично с его стороны, но все равно не мог отпустить. И даже сейчас не мог поверить, что сделал все вовремя.

– Я оставлю тебя?

Иштар похлопал брата по спине, отпуская к государственным делам, а сам сел на пол и положил голову себе на руки. Желудок его болел так, будто сейчас все эти процедуры проводили не с Миланой, а с ним. Он хотел бы зайти и поддержать, но понимал, насколько принцессе сейчас может быть неловко.

Они смогли, они сделали это, пусть не с помощью метки драконов, а с помощью огненного кольца. Какая разница, что спасло его любимую женщину? Главное, что она с ним рядом, он слышит ее дыхание, чувствует, как бьется сердце.

Спустя два часа бесконечных терзаний, дверь открылась, и из нее вышел уставший, но довольный целитель.

– Вы сделали невозможное, – он смотрел на Иштара так, будто тот сейчас представлял желанный экспонат для исследований.

Дракон и сам знал, насколько невозможным было то, что они с Миланой вернулись из-за грани.

– К ней можно?

Целитель только кивнул, уводя своих помощников из покоев принцессы.

Дракон остановился в дверях и посмотрел на нее. Милана измученная лежала на своей кровати, бледность ее кожи говорила о том, что ей только что пришлось вынести. Он присел рядом, убирая с ее лба взмокшие волосы.

– С возвращением, любимая.

Она ответила ему усталой улыбкой, и протянула руки к Иштару, заключая его в свои объятья.

– Ты знаешь, что я ничего теперь не позволю тебе есть, пока сам не попробую?

Милана усмехнулась, ложась ему на грудь и наслаждаясь звуком любимого сердца. Ей и самой становилось безумно страшно от одной мысли, что она могла потерять своего дракона. Иштар обнял ее и укрыл одеялом, теперь им можно вздремнуть, ведь он только сейчас почувствовал насколько устал за эти дни, пока боролся за ее жизнь.

 

– Зачем меня хотели отравить? – голос Миланы выдернул его из сна.

За окнами уже стемнело, только свет далеких звезд пробивался в комнату сквозь занавески.

– У тебя что-то болит? – это все, что его волновало сейчас. – Позвать доктора?

Дракон вглядывался в ее лицо, но Милана лишь покачала головой. Он только что видел ее во сне, все бежал, бежал, но не мог догнать, и вот она сейчас рядом с ним – такая настоящая, живая, любимая. Иштар крепко обнял ее, прогоняя переживания нескольких дней, которые не оставляли его даже во сне.

– Противоядие всегда было при мне, но я даже и подумать не могла, что просто не сумею им воспользоваться в случае необходимости, – Милана прижалась сильнее к Иштару, будто искала у него защиты. – Они на нас так смотрели тогда на балу, король и его свита. Виновного нашли? Он сказал, зачем подлил яд в мой бокал?

Иштар крепче обнял принцессу, он прекрасно помнил, как принимал бокал со своим любимым вином из рук Ранкорна. Даже если бы советник не протянул бокал ему лично, он все равно бы выбрал именно этот напиток из многих других. Тогда не Милану планировали убить, а именно Иштара, и сделал это тот, кто хорошо был ознакомлен с его пристрастиями в вине.

Ранкорн сидит за решеткой, но его допрос ничего не дал. Если сам король применил над ним свою власть, подчиняющую более слабого дракона, то он действительно не виновен. Кто же тогда? Сначала Иштар даже брата подозревал, но ровно до тех пор, пока он лично не вытащил их с Миланой из-за грани.

Возможно, он не там ищет, или что-то очевидное все время ускользает от него? Надо лично допросить Ранкорна, только так он сможет быть уверен, что они с королем не причастны к отравлению. Если же истинный виновник на свободе, им с Миланой все еще угрожает опасность.

– Подозреваемого допрашивает лично сам король, не стоит так волноваться, – он наклонился и поцеловал ее в губы. – Виновный обязательно будет найден и казнен.

– В любом случае, вино я больше не пью, – она улыбнулась Иштару и ответила на поцелуй. – Это Ранкорн, да?

Она тоже помнила, кто предложил Иштару вино в тот вечер.

– Да, Милана, советник короля – главный подозреваемый, – он хотел бы ее успокоить, но мысли принцессы все время возвращались к тому злополучному баллу.

– Но ты не веришь, что он виновен? – ей было достаточно услышать его голос, чтобы понять, что он чувствует сейчас.



Оксана Филоненко

Отредактировано: 10.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться