Сожженная тобой

4.10 Допрос

Ранкорн смотрел застывшим взглядом на противоположную стену своей темницы, его скулы были сжаты, а на лбу выступила испарина. Взмокшие волосы на голове королевского советника говорили о том, через что ему пришлось пройти в очередной раз.

Право сильнейшего – это то, чему подчинялся любой дракон. Ранкорн не позволил бы влезть себе в голову добровольно, ему хватило и первого раза, когда король лично допрашивал его. Но он не смог бы отказать Иштару, для того, чтобы сделать это, брату короля не требовалось ничье согласие.

Десятилетия преданной службы, и вот сейчас он сидит здесь, надеясь, что его пытки когда-то закончатся. Советник стиснул зубы и облегченно выдохнул, когда Иштар «вылез» из его головы.

Ранкорн понимал его, как никто другой, дракон ищет виновного в покушении на свою жизнь и жизнь своей пары. Бесполезно сейчас клясться, что он ни в чем не виновен. Остается только терпеть и надеяться на то, что глава Совета успел увидеть в его голове все, что необходимо за один раз, потому что сейчас Ранкорн был готов к тому, чтобы начать умолять его, прекратить свои мучения.

 

Иштар покинул мысли Ранкорна и сделал шаг назад. Его эмоции сменяли одна другую: смятение, непонимание, удивление и гнев – все это можно было прочитать не только в его глазах. Кулаки дракона были сжаты так, что побелели костяшки пальцев. Он только что лично подверг «экзекуции» невиновного, знал, насколько болезненным может быть вторжение в чужой разум, и все-таки сделал это. Все состояние Ранкорна сейчас свидетельствовало о том, через что тому пришлось пройти.

– Прости, – скулы Иштара сжались от осознания того, что он зашел в тупик, – ты же понимаешь, что тебе придется на какое-то время остаться в этой камере?

Советник шумно глотнул воздух, будто ему только что открыли доступ к нему, и усилием воли кивнул головой, глядя на стену своей камеры. Взгляд Иштара он бы сейчас не смог вынести – ему теперь всегда будет казаться, что стоит посмотреть в глаза этому дракону, как пытка повторится. Но «прости» из уст брата короля означало слишком многое, это слово он никогда не слышал от власть имеющих. Над этими словами Ранкорн поразмыслит позже, в камере у него для этого будет предостаточно времени, а сейчас это означало одно – ему наконец-то поверили, и «пыток» больше не будет.

Личный допрос короля, четыре недели ожидания, пока дракон выхаживал после отравления свою пару, постоянный страх перед тем, что Иштар не будет разбираться, кто прав, а кто нет – все это заставило его мысленно проститься не только со своей должностью при дворе, но и с жизнью. Когда же Иштар проник в его воспоминания, Ранкорн сам был готов молить его о смерти, а теперь это «прости» – ему словно крылья вернули, но он пока боялся ими взмахнуть, вдруг опять отберут.

– Если ты не виновен, значит, тот, кто отравил вино, все еще на свободе и, скорее всего, чувствует себя безнаказанным, – Иштар раз за разом мыслями возвращался к Милане и тому, через что ей пришлось пройти. – Есть предположения, где нам искать дальше?

Дракон посмотрел на брата, молчаливо стоящего рядом с ним, и его советника. Король давно убедился в невиновности Ранкорна, но все-таки позволил Иштару провести повторное дознание.

После того, как Эйнар вытащил их с Миланой из-за грани, дракон все равно усомнился в его словах, и даже сейчас он раз за разом возвращался к мысли о том, чтобы влезть в голову к своему брату. В очередной раз отогнав подступившие сомнения, он посмотрел на советника короля, который понемногу приходил в себя.

– Надо искать среди тех, кто был тогда рядом с нами, – взгляд Ранкорна стал более осмысленным, он уже полностью погрузился в расследование совершенного преступления. – Я первый подозреваемый. Вы меня уже допросили. Дважды. Сомнений больше нет?

Оба брата только покачали головами, полностью осознавая свою ошибку.

– Значит, продолжим. Надо установить слежку за каждым, кто был в тот день в поле нашего зрения. Во-первых, несостоявшийся убийца должен был проконтролировать, что бокал попадет именно к вам, – советник уже уверенно смотрел на Иштара. – Если бы бокал получил кто-то другой, он лишился бы своего и без того мизерного шанса. Во-вторых, этот человек должен вас хорошо знать, как и ваши вкусовые предпочтения. Здесь будет сложнее, так как сомневаюсь, что при дворе кто-то о вас не знает все до мелочей. Лично я сам наводил справки и, конечно же, знаю о вине, которое вы любите. Единственное, чем может нам помочь этот факт, только тем, что мы должны искать среди хороших знакомых или тех, кто недавно интересовался вашими предпочтениями в еде. В-третьих, цель отравителя. Это может быть личная причина вас уничтожить, тогда надо поискать в прошлом. Есть еще предположение, что это попытка устранить сильнейшего. Если бы вы были королем, то претендент на трон мог бы вас захотеть ликвидировать таким способом, но вы не король. Заняли чью-то должность? Сомневаюсь, что бывший глава Совета пошел бы на убийство, чтобы вернуть свое место, он не так тщеславен, чтобы не принять ваше законное право.

Иштар еще раз убедился в том, что советник короля по праву занимает свою должность. Против его доводов дракону сказать было нечего, но как искать того, кто пытался его отравить? Допросить всех слуг, которые обслуживали в тот вечер бал? Всех гостей? Там были не только мужчины, но и женщины. Если он вторгнется в разум каждого и подвергнет этим «пыткам» всех без разбору, это не только настроит многих драконов лично против него, но и подорвет доверие к правящей династии. Этого нельзя было допустить ни в коем случае.

– Нам надо понять мотивы преступника, – Иштар понял то, что так долго ускользало от него. – За три недели попыток больше не было, по крайней мере, мы об этом не знаем. Почему? Возможно, у этого человека ко мне и Милане нет сейчас доступа или же он затаился. У меня есть еще одно предположение, причина, по которой он на это пошел, исчезла совсем или временно. Что может стать новым поводом для того, чтобы он решился закончить начатое, мы пока не знаем. Мы вообще ничего не знаем, а только строим одни догадки и теории.



Оксана Филоненко

Отредактировано: 10.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться