Сожженная тобой

5.2. Один плюс один равно три

Образ Миланы всего лишь мелькнул за гранью видимости. Иштар даже не увидел, скорее, почувствовал опасность, и только его дракон среагировал молниеносно. Едва Милана вскрикнула от удара в спину, он раскрыл свои огненные крылья и ринулся к своей паре.

Страх за жизнь любимой отступил только тогда, когда Милана, удерживаемая его огромной лапой, с благодарностью посмотрела ему в глаза. Она улыбнулась своему дракону, и он осознал, что непоправимого не случилось.

Секунда, и он отвернулся от принцессы, чтобы сжать своими мощными челюстями молодую драконицу. Она даже не успела спрятать свое крыло, которое теперь безвольно лежало на ступенях. Аина смотрела вперед стеклянными глазами, не имея сил пошевелиться. Иштар парализовал ее, проникая в потаенные уголки воспоминаний, видел все происходящее ее глазами, утопал в цепком и липком, как паутина, страхе потерять то, что, как Аина считала, по праву принадлежит только ей.

 

Вот Иштар и Милана впервые входят в тронный зал. Тогда Аина впервые испугалась, что Эйнар падет перед более сильным драконом.

Вот она просит и даже умоляет короля не давать Иштару должность главы Совета, но тот непреклонен. Неужели король настолько глуп? Глава Совета заручится поддержкой драконов и свергнет его, даже не имея второй ипостаси.

Она должна защитить себя и свое будущее при дворе, если Эйнар на это не способен. Любимое вино Иштара, и дракона больше нет – никто не подумает на нее.

И вот они на балу. Аина только за секунду до падения Миланы понимает свою ошибку. Но ошибка ли это? Умрет пара дракона, и Иштар уйдет с ней за грань. Пусть так. Так даже лучше.

Дракон выжил. Ранкорн в темнице, как главный подозреваемый.

Аина боится допроса. Теперь надо быть осторожнее.

Иштар и Милана решились связать свои души? Новая опасность – этот союз только укрепит их силы. Надо действовать, времени почти не остается.

Но что это? Она касается руки Миланы и чувствует, как в этой женщине бьется сразу два сердца. Злость и зависть к тому, что сама она иметь не может, отправляют душу.

Паника. Аина никогда не подарит детей Эйнару. Это не справедливо, что какая-то человечка и ее дитя получат больше прав в этом дворце, чем она. Этому не быть никогда.

 

Иштар смотрел на Милану и не верил. Теперь, когда страх за ее жизнь почти исчез, он тоже смог ощутить под своей лапой крохотное сердцебиение. Еле слышное, еле уловимое, но такое родное. Он почувствовал, как дух еще не рожденного дракончика тянется к нему своим крылом, даря ему неописуемую радость, нежность, счастье.

– Эйнар, – мысленный зов Иштара, но большего ничего и не надо.

Аину окружили вооруженные драконы – ей никуда больше не деться.

– Мы все слышали, брат, – король отвел глаза, ни на свою бывшую фаворитку, ни на Иштара он смотреть сейчас не в силах.

– Эйнар, я сделала это ради тебя, ради нас, – Аина готова была упасть на колени перед королем, но ей не дали, увели словно пленницу, молча следуя за Эйнаром.

Иштар и Милана остались вдвоем. Только теперь принцесса поняла, что он смотрит, не отрываясь, на ее живот. Если бы драконы умели улыбаться, то это странное выражение на лице Иштара, несомненно, можно было бы назвать самой счастливой улыбкой.

– Я не знала, – Милана положила руку на живот, – у меня закрадывались подозрения, но я не знала.

– Хочу тебя…хочу вас обнять, – ее Иштар определенно светился от счастья.

 

Дух дракона растворился в воздухе, чтобы вернуться обратно в свое тело.

Никогда еще возвращение не было для него таким сложным. Тело не подчинялось Иштару. Что происходило с ним, он не понимал. Неверие, удивление, а затем и паника – эмоции духа дракона менялись одна за другой. Попытка за попыткой и ничего, будто разорвана связь и некуда больше возвращаться. Страшно, ведь на самом деле ему есть ради кого жить, и он не может сейчас уйти, никак не может.

 

Милана подошла к Иштару, который все еще лежал на полу в холе. Даже когда она думала о ребенке, то представляла, какой сделает сюрприз своему дракону, но к ее удивлению он узнал об этом первым. Теперь их трое, и внутри нее живет маленькое чудо.

Почему же он до сих пор не открывает глаза? Милана поцеловала Иштара и почувствовала, как он нежно обнял ее за плечи.

– Я думала, ты решил поспать подольше, – она смотрела в его золотистые глаза и не могла налюбоваться ими.

– Нет, я просто придумал новый способ получить от тебя поцелуй, – он улыбнулся Милане, стараясь скрыть свои тревоги.

– Что будет теперь с Аиной?

Принцесса помнила, как близко драконица была рядом с ней все это время, и сколько у той было возможности закончить начатое на балу. Ей помешал еще не родившийся ребенок! Она поглаживала рукой свой живот, будто хотела успокоить малыша. Милана сегодня стала свидетелем того, на что способна зависть этой женщины.

– По закону ее должны казнить. Жизнь священна, а жизнь матери с ребенком священна в двойне, – Иштар задумался.

Он видел мысли и чувства Эйнара по отношению к этой женщине. Дракон никогда бы не пожелал пережить своему брату то, через что он сейчас должен был пройти из-за поступка Аины.

–  Может, стоит отложить церемонию в храме? – Милана будто почувствовала его терзания.

– Конечно, отложим, – Иштар даже мысленно сейчас не хотел тревожить брата, – и отложим надолго.

Милана удивленно смотрела на него и даже не знала, что думать.

– Ты передумал? – даже мурашки побежали по коже, когда она это произнесла.

– Ни за что, – дракон прижал ее крепче, даря уверенность в себе, уверенность в них. – Обряд в храме связывает души. Было бы неправильно, связать с нами душу малышки, которая живет в тебе, понимаешь?



Оксана Филоненко

Отредактировано: 10.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться