Сожженная тобой

5.3. Марк

Единение в храме стало невозможным из-за особого положения Миланы, по крайней мере, на ближайшие месяцы пришлось отложить эту церемонию. К всеобщему удивлению Иштар светился от счастья так, будто сбылись его самые сокровенные желания. От Миланы он практически не отходил все дни их пребывания во дворце, словно она была центром его вселенной. Только необходимость присутствовать на Совете могла заставить покинуть его ненадолго свою пару.

Прошло несколько дней, и оставаться во дворце больше причин не было. Когда дракон рассказывал Милане о доме,  который восстанавливал для них, в его глазах загорались настоящие искорки, но даже его красочные описания были ничем в сравнении с открывшейся Милане реальностью. Принцесса смогла убедиться в этом сразу, как только они решили все вопросы с переездом.

Их новый дом был очень похож на королевский дворец,  только выполненный в миниатюре. Золоченые башни,  струящиеся водопады и всевозможные зеленые насаждения - все было роскошно и со вкусом создано. Каждая комната здесь просто кричала о том, что делалось все это для любимой женщины. Даже слуги,  встретившие их, были переполнены радостью. У Миланы возникло чувство,  что не только дворец, но и все эти люди долгие годы ждали их с Иштаром возвращения.

Принцесса с Энной в редкие моменты отсутствия Иштара занималась обустройством детской комнаты,  но длилось это не долго. Советник короля Ранкорн, казалось,  переселился в их с Иштаром дом. Когда он появлялся, Энна напоминала Милане подростка, и в редкие моменты его отсутствия няня вела себя не лучше. Принцесса поражалась – неужели именно эта женщина еще не так давно отговаривала ее от прохождения церемонии в храме?

Ранкорн прилетал в их дом по любому поводу, приглашая Энну то на прогулку, то просто полетать над горами. Возможно, это бы продолжалось ни один месяц, если бы однажды Энна не пришла к Милане с меткой дракона на запястье. Принцесса даже не знала,  как ей на это реагировать – за последние несколько месяцев Энна извела ее разговорами о Ранкорне, но на большее, что уже было между ними, все не могла решиться. Няню вполне устраивала ее жизнь, если бы не новые чувства, которые, очевидно, отбирали у нее всякую возможность рассуждать здраво.

В какой-то момент Милана даже переживать стала,  что Энна не сможет переступить через все свои многолетние убеждения относительно мужчин, поэтому метка на ее руке стала для принцессы полнейшей неожиданностью. Увидев их, Милана, казалось, лишилась всяких слов и только удивленно подняла бровь.

– Ранкорн сделал мне предложение, – Энна, смущаясь, посмотрела на принцессу, – и я дала свое согласие.

– Это же здорово. Вы оба заслуживаете счастья, – Милана обняла свою няню.

– Ты же справишься без меня? – Энна выглядела так,  будто была в чем-то виновата. – А когда придёт срок, я прилечу к тебе, чтобы помочь принять роды.

– Конечно, мы справимся, не беспокойся ни о чем.

Но на роды Энна так и не прилетела – Ранкорн не пустил свою жену, которая на тот момент сама была в положении и, если верить ее мужу, ждала сразу двух мальчиков.

Время с любимым пролетело незаметно, и весной Милана родила Майю, в честь которой в королевстве драконов на целых три дня был объявлен праздник. Все хотели поздравить счастливых родителей маленькой наследницы трона. Гости прилетали в их дом один за другим, и самыми лучшими минутами Милана с Иштаром считали возможность побыть в тишине друг с другом.

Иштар подолгу любовался своей дочерью. Ему казалось, что это самый красивый ребенок, которого он когда-либо видел. Теперь уже две принцессы стали центром его мира. Ничего для дракона не имело такого значения, как их защита.

 

***

 

Через несколько месяцев после рождения принцессы церемония единения душ в храме драконов стала возможной. Маленькая Майя осталась под присмотром служанок, а ее родители отправились в королевский дворец.

Первыми на церемонию слетелись белые драконы – священные существа, которым и предстояло провести обряд. Милана смотрела, как они парили над скалами, пытаясь угадать, кто из них свяжет их с Иштаром. Белые драконы покружили над дворцом и сразу улетели в сторону храма. Теперь влюбленным оставалось сделать только маленький шаг, после которого они смогут быть вместе навсегда, не боясь, что кто-то решит вмешаться в их судьбу.

И они сделали этот шаг на рассвете нового дня. По обе стороны дороги к храму выстроились драконы в своих истинных ипостасях. Их чешуя блестела на солнце, и только крылья, которые они поднимали вверх, приветствуя Иштара и Милану, говорили о том, что перед ними не статуи, а живые существа.

Усыпанная цветами дорога вела к широко открытым воротам, войти в которые имели право только те, кто решил навсегда связать свои судьбы друг с другом. Милана с Иштаром переступили порог и замерли. Казалось, в храме было совершенно темно, но стоило дверям закрыться, как, словно по волшебству, на его стенах начали вспыхивать сотни свечей. Дух захватывало от этой красоты, пока Милана не увидела далеко по коридору легкое свечение, к которому и повел ее Иштар.

Посреди просторного зала стояли два крупных кристалла, на которые из отверстия в потолке падал солнечный свет, рассеиваясь от камней серебристыми всполохами. Милана поначалу даже не заметила служителя храма, стоявшего в тени в белоснежном одеянии и капюшоне, полностью скрывающем его лицо. Это был один из белых драконов, который так и пожелал остаться неузнанным.



Оксана Филоненко

Отредактировано: 10.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться