Созвездие Индиго

Font size: - +

Глава 2

Глава 2

 

– Крис, её лицо…

– Да вижу!..

Протяжно кричат чайки. Шёпот волн щекочет слух.

Очнись!

Кто это?

Ну! Просыпайся!

Ещё чего! Тут так спокойно…

Давай же!

Ну!

Темнота ударила по глазам. Я что, ослепла?!

Нет, справа моргнуло алым. У щеки проступили очертания коробки с тянущимся из неё проводом. Как же воняет лекарствами!

Кости будто накачали воздухом. Голова закружилась, а потому привстать вышло не с первой попытки. Трижды надрывно пискнуло. Я выдернула из руки провод.

Так мало места – и так много аппаратов… да это же больница!

Жалюзи плотно зашторены, и я бы не сказала наверняка, день сейчас или ночь. Уродливая, напоминающая саван сорочка повисла, как мешок из-под муки, то и дело сползая с плеч. От движения в мышцах отозвалось болью.

Стоило приподняться, и накрыло тошнотой. Бросило в жар, затем – в холод. Я съехала на пол, с трудом удерживая сознание на тонкой границе между явью и обмороком.

Да что со мной? Сквозь плотную завесу в сознание просочились картинки, от которых ухнуло сердце. Почему? Ответ выскользнул, как мыльный огрызок из влажной ладони. Разум точно вознамерился уберечь меня от потрясения, укрыв пеленой беспамятства.

Как далёкий свет маяка, вспыхнуло имя: «Лиз».

И она в беде!

Чтобы пересечь крошечную палату, потребовались все силы. Дверь бесшумно отъехала, выпуская в коридор.

Давящий полумрак, вокруг ни души – так и начинаются фильмы ужасов.

Прежнее сопротивление в мышцах исчезло, шаги стали даваться легче. Из-за дальней стены вспыхнул зелёный значок пожарного выхода, и я поспешила к нему.

Да должен же быть здесь хоть кто-то!

О, в креслах у автомата с чипсами и газировкой нашлись две дремлющие фигуры. Судя по очертаниям в слабом отсвете витрины, мужчина и женщина. Может, они знают, где Лиз?

Окрылённая этой мыслью я перешла на бег – или так показалось, – как вдруг бедро задело незаметную тележку. Она с лязгом врезалась в стену, громыхнув на весь этаж.

Фигуры подскочили.

– Эй! – первым рядом возник мужчина. – Вы в порядке?

Дурацкий вопрос. Меня вообще-то избили, и я в больнице.

– Хорошо себя чувствуете? – он подал руку, чтобы я придержалась. – Как вас зовут?

Зовут… Как же? Я напрягла память, но в голове расползлась чёрная дыра, высасывая воспоминания. Произошло что-то страшное. С моей сестрой. С Лиз.

–  Где она? – я вскинула голову, чуть не стукнув мужчину лбом. – Лиз… она в беде!

– Мисс, я инспектор Патриция Беннет, – отчеканила женщина. – А это инспектор Кристофер Гилмор. Вы в безопасности.

Мы вернулись в палату. Гилмор помог сесть на колючее покрывало. Беннет зажгла свет.

Она оказалась из того типа женщин, у которых трудно определить возраст, чрезмерно худая, будто провела молодость в концлагере, с выступающими сквозь треугольный ворот блузки ключицами. Волосы крашеные, насыщенного цвета чернослива – не иначе скрывает седину. Выражение поддельного сочувствия – скорее, «по работе», чем от чистого сердца – сделало и без того грубоватое лицо совсем отталкивающим.

Другое дело Гилмор. На вид около тридцати и весьма привлекателен: высоченный, хорошо сложенный. Сплошь тёмный: от одежды до курчавых волос и чёрных глаз. Кожа – и та бронзовая, избалованная солнцем. В других обстоятельствах я бы сочла его сексуальным.

– Где моя сестра?

Они обменялись взглядами.

– Приносим свои соболезнования. Элизабет погибла.

Пол рванул навстречу, а разум – вон. Меня подхватили гигантские ручищи Гилмора. Он усадил на койку, и я обмякла, наблюдая за сценой будто со стороны. Уши словно набили ватой. Парочка зашевелила губами, но я не поняла ни слова – да и что мне до них?

– Где она? Я хочу видеть её.

– Это невозможно, – Беннет выставила руки, будто я бешеное животное.

– Я! Хочу! Видеть! Её!

Я соскочила, отпихнув женщину – так сильно, что она упала. Гилмор попытался меня схватить, но я предугадала манёвр. Кулак попал ему в висок. Инспектор замешкался. Я ринулась в коридор.

– Стойте!

Поперёк талии обхватили грубые руки. Шею пронзила боль. Укол…

 

…Анжелика! Беги!..

Я качнула головой в тщетной надежде, что мысли, возвращающие в ту проклятую ночь, попросту вывалятся. Заходящее солнце окрасило палату кровью.

Лицо в альбоме вышло нечётким и мало похожим на человека. Для фоторобота не сгодится. Я разорвала лист, а с ним – и тишину. Ошмётки бумаги разлетелись по комнате.

– Как вы?

Инспектор Заноза-в-заднице. От макушки до пяток в чёрном, в вечном трауре по собственному вкусу. Лишь галстук алый – я вновь подумала о крови.

Следом вошла Беннет, по-солдатски печатая шаг.

– Мисс Стюарт, есть пара вопросов.

– Я же всё рассказала!

Она устроила целый допрос: в духе гестапо и без капли сочувствия. На моё счастье, в больнице не нашлось утюга.

– Нам жаль, что ваша сестра погибла.

По лицу и не скажешь. Интересно, способно ли что-то выдавить из неё слезу? Гибель цивилизации? Котята?

– Постарайтесь, – подал голос чернявый.

Сказал мягко, но во взгляде ни капли теплоты. Такой же помешанный на расследовании сукин сын.

Да-да, знаю, его настойчивость оправдана – в деле об убийствах я единственный свидетель, – но это не повод вести себя со мной как с генетическим уродом!



Екатерина Романова-Юст

Edited: 24.08.2015

Add to Library


Complain




Books language: