Спасатель

Размер шрифта: - +

Глава семнадцатая. Мой тренер

17 Мой тренер

 

− Камин не дымит? – так всегда спрашивала Ева, когда заходила к кому-нибудь в дом. И я спросил, чтобы не совсем растеряться в роскоши.

− Да я не топил ещё, − улыбнулся дядя Боря. – У меня ж генератор да и просто отопление.

Он показал мне ноутбук. Я поморщился и рассказал дяде Боре, как важничал дедок в бассейне, выставляя напоказ свой допотопный ноут.

− С сыном по скайпу лялякаю, − рассмеялся дядя Боря.

Прошли в другую комнату. Я был «раздавлен» мебелью. Витиеватые шкафы и шкафчики напоминали музей.

– Это на заказ сделали, – объяснил дядя Боря и вздохнул: − Новодел из Италии, жёнушка покойная заказывала. Прикинь, Василь: специально вот это дерево по лесу там искали. С таким изгибом.

На кухне, вполне себе обыкновенной, но тоже массивной, дядя Боря поставил чайник на газ.

Дубовый стол был привинчен к полу. Мы пили чай, очень странный по вкусу. Потом он растворил мне в чашке шипучие витамины, странные пёстрые кругляшки, похожие по цвету на скорлупу яиц.

− Это сын из Германии присылает. Он спортивным питанием там заправляет. Пей! – хлюпал из огромной кружки с нарисованными на ней башенками дядя Боря. Такие дела, Василь. Я при школе хочу секцию организовать. Пойду в администрацию, выбью финансирование.

− Не дадут, − ответил я. – Евдокии Никитичне даже на мячи бабосов не дали.

− Дадут.

− Нет. Они воры у нас тут. Видели в овраге на улице Горького стройка? Это бывший мэр на ворованные деньги строится.

− Это понятно, − кивнул дядя Боря. – Я и сам… − запнулся он: − был… Свой своего поймёт. Они уже в курсах, что я секцию организую. И про церковь тоже. Церковь я на свои. Они тоже знают. Знаешь такое – деньги надо легализовать.

Я помотал головой: нет. Откуда?

− И хорошо, что не знаешь. В общем, Василь, бассейн выбью нам раз в неделю. Скорее всего: по воскресеньям. И ты учти. Я ставлю на тебя. Я в горкоме, фу… то есть в администрации, пообещаю, что ты будешь у меня со временем чемпион.

− Я? – испугался я.

− Со временем! Со-вре-ме-нем, − раздельно произнёс дядя Боря, глотнул как удав чаю и спросил:

− Ещё будешь?

− Витаминов.

− Витаминов больше нельзя. Норма. А вот чай выпей.

Я замотал головой: нет, и опять спросил:

− Да как же я буду-то? Я и батом разучился.

Дядя Боря подлил мне чаю и приказал:

− Пей.

Я твёрдо сказал:

− Нет. Спасибо.

А дядя Боря опять:

− Пей!

И продолжил:

− Пойми ты. Триатлон недавно только в олимпиаду включили[1]. У меня друг ещё среди первых триатлетов СССР, у него связи. За этим видом будущее. Вид тяжёлый, но проще пятиборья, и не такой затратный. Вид – на выносливость. Железные люди – слышал[2]?

− Нет.

− Конкуренция в стране пока невысокая. В плавании ты никуда не пробился бы даже, если остался в этом бассейне с этой как её…

− Анна Владимировна?

− Ну. Я тоже пловцом начинал. Хорошо, в водное поло вовремя перешёл. Но тогда всё датировалось, весь спорт. А сейчас не пробиться никуда.

− Как? Ведь по времени! Засекают!

− Да ты пойми Василь. По времени это да. В большом спорте много нюансов. Я не хочу тебе даже об этом говорить. А триатлон – небольшая конкуренция. У нас с тобой есть шансы. Но ты должен пахать. Я помогу. Но ты должен пахать.

− Да я и так… − начал я.

− Понимаешь, Василь. Может быть всё что угодно. Травмы, сердце начнёт барахлить. Всё что угодно. Мы с твоей мамой отвезём тебя во Владимир, в больницу. Полежишь два денька, обследуют тебя. Если всё нормально, тогда начнём тренироваться. Я набираю секцию. Но всё это ради тебя. Мне финансы выделят на секцию. Но я им пообещал, что воспитаю чемпиона. Финансы выбиваю под будущего чемпиона. Нужен городу свой чемпион!

− Два дня в больнице?! – возмутился я и стал пить чай, специально противно хрюкая и хлюпая, назло – ведь мне было всего одиннадцать лет.

− Ничего! Да не хрюкай, говорю, как свин какой! – разнервничался Борис Александрович. (У него вообще с нервами не особо.) Ты главное не бойся. В триатлоне – многие на плавании срезаются. Ты уже привык плавать помногу и без поворотов. Уникальный из тебя выйдет триатлет. Все-то в бассейне плавают. Как тигры в клетке: туда-сюда, сюда-туда... А в триатлоне и техника не так важна как выносливость, но и без техники − никуда. Ты мне скажи: хулиганьё то ваше плавать умеет?

− А как же! – возмутился я. – У нас все поселковые с тарзанки весной сигают и плавать сразу научаются.

− Мда? Нарукавники не буду покупать. Как думаешь?

Я пожал плечами. Я не стал говорить, что Мишаня так поначалу шугался в бассейне, что ему уже хотели надеть нарукавники и перевести в абонемент.

− Досочки-лапатки-колобашки купить?

− Доски купите, − говорю. – А колобашки[3] не надо. Наши заречные тупят, это им не понравится: ногами что-то зажимать. А лопатки[4] – технику некоторым ломали, Максим Владимирович не всем разрешал.

− Ну понятно, − кивнул дядя Боря. – Бассейн выбью. Раз в неделю лучше чем ничего. А колобашки триатлету нужны обязательно, просто необходимы.

В больнице пришлось лежать не два дня, а пять. Кровь-биохимия и всё какие-то приборы с присосками. С сердцем оказалось, что – не норма, а почти норма. Тут же притормозили выписку – Борис Александрович привёз какого-то врача на консультацию. Собрали консилиум. Но врач сказал, что у всех спортсменов так − брадикардия. Остальные специалисты патологий особых не нашли. Так… Несильное плоскостопие.



Рахиль Гуревич

Отредактировано: 18.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: