Спасатель

Размер шрифта: - +

Глава двадцать пятая. Предновогоднее недовольство

25 Предновогоднее недовольство

 

Летом поехали на соревнования все мужики. Получилось так. Зимой, перед Новым годом, перед пробежкой в минус двадцать, Ростик обозлился не по-детски. Он ненавидел бегать в мороз, расхрабрился, подошёл к дяде Боре и сказал:

− Борис Александрович. Чтобы все недомолвки оставить в старом году. Хотим спросить.

− Спрашивай Ростислав!

− Почему мы летом никуда не выезжаем? На плавании мы всегда ездили.

−А что же ты с плавания ушёл?

−Я не уходил. Меня выгнали.

− Мда? – дядя Боря выжидал.

− Я… − начал Ростик, и я навострил уши. А уж как Михайло Иваныч навострил, он спинным мозгом чувствовал, что сейчас мы узнаем, что Ростик, например, отдубасил Стёпу. Они же воевали с детства…

Дядя Боря вдруг опомнился:

− Нас склоки не интересуют. Выгнали и выгнали. Василя с Мишаней тоже выгнали. Ты не одинок. О лагере. Я понимаю вас, мужики. Я возякуюсь с Василём, а вам обидно.

− Что он самый особенный? – ныл Ростик, а вслед за ним зашушукались другие.

− Да он на велике вообще плоховато! – вдруг вякнул и Михайло Иваныч. Да я и не спорил. Михайло Иваныч на велике − бешеный. Но я – всё равно сильнее.

«Когда-нибудь он выбьет себе мозги, и даже соскребать будет нечего – они разлетятся по радиусу в километр», − так говорила моя мама.

− Понимаете, мужики. Тут такие препоны бюрократические. Знаете что такое бюрократия, а?

Послышались ответы

− Это те, которые деньгу за бумажки вышибают. Это в администрации, да?

− Не только. Понимаете. Секция у нас бесплатная. А государство, да и город, лагерь с бассейном выделить не могут. Нет такой возможности. Про велотрек уж молчу. Таких и лагерей-то нет. Только без бассейна могут выделить лагерь и только на август, на четвёртую смену. А на фига нам без бассейна мужики, да ещё на август?

− Да нам и без бассейна нормально, − вдруг послышались голоса.

«Ну, Ростик, − подумал я. – Никак не угомонится. Всех подбил, подговорил».

− В лагере ещё девочки, танцы-шманцы-обниманцы. На фига нам девчонки, мужики?

Все угнетённо молчали. Только Михайло Иваныч крикнул:

− Нам девочки не упали.

− Во! – похвалил дядя Боря. – Настоящий спортсмен.

− Да и у нас в Семенном, мужики, лучше, чем в лагере. Лагерь – это для городских.

− Нас родители по хозяйству напрягают, не получается тренироваться, − стали говорить наши поселковые. – Малина, земляника, грыбы не приведи господь.

У нас в Семенном так все говорили: «грЫбы», а дядя Боря стал хохотать, потом стал промакивать платком глаза и вдруг сказал:

− Ну, допустим, мы решим выехать куда-то. Только те, кто с паспортами. У всех паспорта к маю будут?

Все уверили, что «у всех» будут. А у половины уже были – у нас в Семенном в школу отдавать не торопились, да и случалось оставались на второй год. Почти всем, кроме меня, Роста и Мишани, стукнуло четырнадцать лет, а некоторым и пятнадцать.

− Ладно. Паспорта − несамое важное. Но – деньги нужны. А откуда у вас деньги?

− Мы найдём, − загалдели все.

− Хорошо. Допустим, найдёте. Но ведь ваши родители должны съездить к нотариусу и подписать бумагу, что разрешают мне вас вывозить, доверяют вас мне. В Мирошеве к нотариусу всегда очередь. А во Владимир не наездишься. Так что думайте мужики. Нужно родительское собрание. Нужно письмо ещё в администрацию за подписями ваших родителей, понимаете? Много всего нужно. А у вас родители и так еле-еле концы с концами сводят, у них времени не будет на бюрократию.

 

Но родительское собрание провели. И дядя Боря занялся планированием нашей поездки − так он говорил. Решили ехать велопробегом. Ночевать в гостиницах и посетить два крупных любительских соревнования по триатлону. К марту дядя Боря разработал маршрут.

− Нас будут раскручивать как бренд – клуб «Марфа», сказали, звучит хорошо: по-русски и приятно, − объявил дядя Боря. – Администрация под нас хочет выбить финансирование ремонта шоссе, вот и раскошелились на наш тур.

Родителями занималась мама, документами у нотариуса и сбором денег – она же. Дядя Боря не имел права собирать деньги, его за это могли привлечь. Денег мама собирала немного: на еду, аптечку и непредвиденные расходы. Но для наших заречных и такая сумма была просто огромной.



Рахиль Гуревич

Отредактировано: 18.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: