Спасатель

Размер шрифта: - +

Часть вторая. С населением на местах. Глава первая. Маша

Часть вторая

С населением на местах

1 Маша

Мы потолкались со Стёпой в Москве, в августе, на спринте[1] в Крылатском. Мне надо было выступить, чтобы подтвердить мастера. А зачем Стёпа выступал − непонятно. Может, он тоже надеялся выполнить мастера? В спринте важно сильно начать, а стайер-плавание, как я помнил, был не Стёпин конёк. На этот раз за ограждениями транзитной зоны мама поставила штатив и снимала наши с Мишаней велы на видео – это было не запрещено правилами. Шансы Стёпы навредить нам с велами стремились к нулю. (Если это вообще он испортил нам в прошлый раз колёса). Стёпу я не видел вообще на трассе. Как ушёл от него в отрыв на воде, так и не видел больше. Я выступал в «элите»[2], со взрослыми. Понятно, они сделали меня и на велах, и на беге. Я стал шестым и меня даже наградили рядом с пьедесталом. Но это было неважно. Главное – что теперь федерация выдаст мне удостоверение. Мастер спорта – это на всю жизнь. Так сказал дядя Боря. Михайло подтвердил первый разряд, и был доволен.

− Я ж не ты, Василь, – сказал он. – Я подустал, да и переболел чуток.

Михайло ещё до протоколов мне сообщил, что видел Стёпу в транзитной зоне, они почти вместе вылезли из воды, но на веле Стёпа оторвался от моего друга. Мы посмотрели протоколы – Стёпа был во второй десятке, тютелька в тютельку выполнил кмс.

Моя фотография появилась в местных и областных газетах, и на сайте Союза триатлетов, и на сайте разных федераций, и в городе на доске почётных граждан.

В конце лета меня пригласили в администрацию и предложили в будущем курировать молодёжный спорт в районе, то есть стать чиновником. Я согласился. А как я откажусь? Да и потом… Когда это ещё будет. Ещё же школа, потом универ, а не поступлю – так армия. Для начала меня назначили спасателем. Мне объяснили, что Тужилово озеро с будущего отчётного года будут превращать в культурную зону отдыха, а спасатели будут как и раньше на окладе. Я сразу вспомнил водолаза, который ходил по дну, мне стало не по себе.

Этим летом спасателями были мелкие – Влад и Киря. Предлагали Ростику, но он без меня отказался. Я пришёл на пляж к ребятам, стал знакомиться с обязанностями и через день сделал доклад на заседании администрации – дядя Боря мне написал, а я просто прочитал вслух по бумажке.

Перед самым сентябрём произошёл такой случай. Я дежурил на пляже с Михой. Влад и Киря выдавали на прокат лодки и катамараны, убеждали, а если не получалось −заставляли надевать спасжилеты, помогали усаживаться в лодки полным людям – причал был неудобный.

Когда Влад и Киря пошли отдохнуть в домик ко мне подошла красивая девушка. Светло-русая, солнце золотило её волосы. Я ни у кого не видел таких красивых волос. А ещё она была голубоглазая.

−Вы спасатель? − сказала девушка протяжно, так у нас не говорят.

− Спасатель.

− Точно? – она измерила меня подозрительным взглядом.—Тут другие всё лето были. Такие подкаченные мальчики.

− Я за них.

− Честно?

− Да честно, − улыбнулся. Девушка мне понравилась.

− Пожалуйста, если вы действительно спасатель, − девушка явно подозревала, что я её дурю, − скажите тому мальчишке, чтоб кувшинки не рвал?

Около пляжа какой-то поцак действительно копошился в зарослях, выбирая самые крупные цветы. Его вихрастая голова на поверхности напоминала голову выдры, которые стали попадаться в нашем озере – ещё один знак того, что водоём заболачивался.

− Почему? – удивился я.—Пусть рвёт. Тут все рвут.

−Как? – возмутилась девушка. – Эти кувшинки занесены в «Красную книгу»!

− Это может и хорошо, − ответил я, – что занесены. А у нас озеро понимаете вы, а не болото. Нам кувшинки не нужны. Они в запруде растут, там был временный слив. А постоянный так за пятьдесят лет и не построили. Вот озеро и зарастает. Кувшинки – беда для нас.

Девушка процедила:

− Понятно.

И ушла.

Я ещё подумал: сразу видно дачница, избалованная горожанка.

Но на следующий день она опять подошла.

Мы сидели у домика с Евой, Ростиком, Михой, Снежаной (подругой Евы и девушкой Кири), Кирей и Владом.

− Извините. Там тарзанка опасная. Канат может оборваться. Перетёрся за лето.

− Да скорей бы уж оборвался, − сказал Киря.

Это он подрезал канат на тарзанке, всё равно канат свое лето отработал. А на осень Киря хотел повесить новый канат для нас, местных. Для того, чтобы нам выделили новый, надо было «добить» старый канат.

− Но ведь может случиться несчастный случай! – нервничала девушка.

Я подумал: ой достала как.

− Пойду отвяжу канат что ли, − сказал я.

− Не вздумай! – сказала Ева.

− Но ведь опасно! – доказывала девушка. – Понимаете? Опасно!

Она так это всё говорила, эти немногие слова, что все вдруг поняли: очень опасно.

Киря нехотя встал и сказал:

− Ладно. Пойду отвяжу.

− Вали отсюда, дура! – наехала Ева на девушку.

У девушки на глазах выступили слёзы и она свалила.

− Ну чего ты, Ев! – сказал я. – Зачем?

Я знал, что Ева добрая. Я не мог понять, зачем она прогнала девушку.

− Да достала она. Всё лето картиночки малюет, − сказала Ева.

− Кто малюет картиночки? Какие картиночки?

− Это художница, − сказал Влад. – Всё лето рисует тут и в других местах. Всех достала. Всем замечания делает.



Рахиль Гуревич

Отредактировано: 18.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: