Спасатель

Размер шрифта: - +

Глава седьмая. В прошлом году

7 В прошлом году

 

В прошлом году мы накостыляли одним студням. Это произошло в середине лета после моего чемпионата и перед спринт-триатлоном в Москве. Пацаны, лет по тринадцать, не местные, не понаехавшие, а стопудово дачники, катались на тарзанке. Именно катались, одетые, прыгать боялись. Погода была прохладная, людей было мало, но кое-кто плавал: пенсионеры, которые зимой в бассейн ходят, только они и плавают летом в любую погоду, радуясь, что бесплатно, что не надо платить за сеанс. Они-то знают цену воде.

И вот эти хлипастые дачники стали орать с берега, с обрыва оскорбления, тем кто плавает:

− Бошка! Бошка! Бабуля! Бабуля! Шапочку на какой помойке нашла?

А это я плыл.

Я иногда заканчиваю водную тренировку медитативным брассом, чтобы придти в себя – вроде заминки в беге, очень медленно.

Я вышел на пляже, чтобы не спугнуть их, свистнул Мишаню – он в домике спасателя отдыхал. В секунду мы с Михой подбежали к тарзанке. Я молча схватил одного, Миха – другого. Я снял шапочку и отхлестал ею одного:

− Кто тут бабуля?

Они – в рёв: один от боли, другой от испуга. Мы их отпустили. А родители в администрацию нажаловались, написали в интернет. В общем, оказались эти дачники ещё и склочными. Как же! Их детям по мордасам надавали. А плыла бы на моём месте бабуля, чтобы она сделала? Ничего. А почему малолетние уроды людей оскорбляют ни за что ни про что? Я всегда таких учил и буду учить. Сколько же родителей сейчас растят подлецов! Не дети – твари натуральные.

 

Поэтому и попросили меня в управе: избегать конфликтов. Везде, в интернете, в газете, будет написано, что спасатель на озере – призёр, мастер спорта и тэ дэ, со всеми желающими проводит консультации по безопасному плаванию. И уже назначены были дни приезда телевидения. Местного-то ладно. Но в администрации сказали, что на День физкультурника приедет и Российское.

Конечно же я обещал избегать конфликтов. В администрации меня ободряюще похлопали по плечу, сказали:

– Крепись, орёл!

А дядя Боря был настроен мрачно. Когда мы ехали домой, он тяжело молчал, а когда мы приехали, и я собрался шагать к себе на улицу, дядя Боря сказал:

– Обожди, Василь. Зайди.

Я зашёл к дяде Боре, сел на лавку около чахлой сирени – сирень в наших местах не бушует: у нас глинистые почвы, а дядя Боря всё ленится завезти торф. Дядя Боря вышел из гаража, куда загнал машину, вытирая руки о полотенце – я знал, что это плохой знак, дядя Боря оттягивает время неприятного разговора.

Мы ещё помолчали.

И ещё.

Мне надоело, я хотел сходить на озеро, успеть поплавать до жары, которая часто накатывает в мае. Я встал с лавки.

– Василь! – откашлившись прохрипел дядя Боря. – Тут такое дело…

− А?

Дядя Боря вдруг махнул рукой и сказал:

– Ладно. В другой раз!



Рахиль Гуревич

Отредактировано: 18.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: