Спасатель

Размер шрифта: - +

Глава тринадцатая. "для удобства финиширующих"

13 Для удобства финиширующих

 

То, что произошло на следующий день, на наших поселковых соревнованиях вокруг озера, вполне можно назвать нечестной игрой. Да: мы с дядей Борей выглядим в этой истории некрасиво. Но мне совсем не стыдно. Меня не гложут муки совести. Сумасшедшая, которая держала псарню у себя на участке, когда у нас появились перцовые баллончики, стала хоть немного но приглядывать за своими псами, оберегать, а на воротах повесила дощечку, выжигателем написала: «Всё возвращается!» Ну типа: на наших заречных тоже кто-то перцовые баллончики распылит. Правда, этого так и не произошло: мы, в отличие от псов горе-собачницы на людей не кидаемся. А вот обиды не прощаем.

День физкультурника на Тужиловом озере.

Медалей после Мирошевского кросса осталось много. Мне их отдали – вручай как знаешь. Мы распределили их по пяти группам – для детей, для ветеранов, для женщин, и для призёров. Вымпелов осталось всего шесть, это я отложил самым-самым.

С раннего утра в лесу, вдоль леснойречки, проводили спортивное ориентирование. Но это привычное соревнование, оно у нас всегда в августе. С десяти я начал орать в мегафон, зазывать всех на День Физкультурника. В одиннадцать на пляж как раз подтягиваются отдыхающие. Уже неделю все деревья на пляжах были заклеены объявлениями, которые периодически кто-то срывал. Я думал, никто не придёт, и просил Еву позвать её гимнасток. Я думал: человек двадцать если наберём, уже удача.

Людей пришло много. С десяти утра начали подходить группки моих ровесников.

− Мирошевские мы. Сказали − на соревнования к вам.

− Отлично, − обрадовался я. − Плавать умеете?

− Умеем.

− А я не очень, − сказал вдруг один парень, худой-худой: кожа да кости.

− Нормально, − похлопал я его по плечу. – Кто не умеет плавать, будет учиться плавать, а потом все бегут на кросс.

Парень-Кощей заулыбался и перестал грустить.

Девушки щебетали, спрашивали: сколько метров вокруг озера. А сколько метров плыть?

Я подумал, что с акватлоном я погорячился. А вдруг кто-нибудь утонет? Я объявлял участником, что в акватлон должны записываться только те, кто уверен в себе, кто сможет переплыть озеро. Все подходили к домику спасателя на регистрацию. Ева и Снежана записывали на листочки фамилии и года рождения. Маша несмывающимся фломастером писала на плечах акватлетов номера. Влада и Кирю я поставил на другой берег. Они должны были записывать номера тех, кто выбегает из воды по порядку.

Сначала я хотел провести серьёзный акватлон: бег, плавание туда-обратно, и опять бег. Но потом решил так: пусть плывут на тот берег и бегут вокруг озера обратно. Влад и Киря провели всех на другой берег, участники оставили там кроссовки и пошли босиком обратно. Их вёл Михайло Иваныч. Желающих оказалось по протоколу сорок пять человек. И Евдокия Никитична шла гордая с номером «1» на предплечьи. Я решил посмотреть протоколы на предмет её года рождения. Но не успел.

Михайло Иваныч шепнул мне, когда я объявил десятиминутную готовность:

− Хочешь прикол?

− Ну?

− Стёпа здесь.

− Ну, давай сразу ему медаль, что ли, дадим, − усмехнулся я. – Детский сад какой-то.

− Чё ему надо-то? – возмущался Михайло Иваныч. − Получить захотел?

− Да ладно, Михайло. Пусть бегает.

− Нет. Мне обидно. Давай его дисквалифицируем за что-нибудь.

− Да ну, − сказал я. – Пусть побеждает.

− А награждать его кто будет?

− Да награжу я его. Мне всё равно.

− Тебе, может, всё равно, а я ничего не забыл, − сказал Михайло. – Я Росту свистнул.

Стёпа между тем общался с Евой, демонстративно не замечая ничего и никого вокруг: высокий, выше меня, но ниже Роста. И тут на пляж подъехал велосипедист. Рост!

− Эй! – крикнул Ростик. – Я тоже на соревнования.

Ева быстро зарегистрировала Ростика, Маша нарисовала номер 46. Снежана понеслась относить Колины кроссовки на тот берег – она неплохо бегала, эта девчонка. А Стёпа напрягся – я внимательно смотрел на него, надменно. Тогда он распустил перья как петух, демонстративно подошёл к Маше, и попросил почётче написать номер. Неужели он знал о наших с Машей отношениях?

− Ростик не обгонит Стёпу, − нервничал Михайло.— После Первенства России Ростик устал. Вчера-то совсем медленно после падения протрусил. Я с двумя падениями его на пять ссеков обогнал.

− Может и обгонит. Стёпа-то вчера выдохся, − просто так, без всякой надежды на выигрыш Роста сказал я.

− Товарищи! − Сказал я в мегафон. – Начинается построение. (Дядя Боря сказал мне обращаться к народу только «товарищи»: «Чтоб никаких господ, а то взяли моду», − говорил он.)

Нарисовался журналист из «Милославича», этот дохлый, который везде с нами ездил, и который совсем недавно брал у меня интервью. Корнелий Сергеевич журналиста звать. Все построились. И я сказал речь. О том, что лучшие спортсмены Мирошева участвуют в этом забеге, и что медальных комплектов будет пять, в пяти возрастных группах, и что все дети получат медали обязательно.

Подошёл и дядя Боря. Он размечал трассу, натягивал флажки и помечал краской стрелки на дороге, а на лесной тропинке – коряги.

− Ориентировщики финишировали. Двое только в лесу заблудились. Можем начинать, − объявил дядя Боря

Все выстроились вдоль берега по линии, начерченной на песке. Дядя Боря выстрелил. У него пистолет был не стартовый, а какой-то самый что ни на есть настоящий. Но патроны холостые, и стрелял он вверх, попросив болельщиков отойти подальше. «На всякий случАй», − объяснил он. Мы включили секундомеры. Михайло Иваныч и я. И Снежана включила мобильник. «Для подстраховки», − так сказал дядя Боря. Народ сиганул в воду.



Рахиль Гуревич

Отредактировано: 18.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: