Спасатель для следствия

Глава шестая

- Что у нас есть?

- Да мало чего, Марина Александровна, – признался Влад. – Вадим сейчас возится с останками, пока новостей нет. Пожарные в своем расследовании особо не продвинулись, но все больше подозревают банальную проводку. Я побывал в той квартире, собрал все, что уцелело, но...

- Дай угадаю – ничего интересного?

Влад мрачно кивнул.

- Там какие-то газеты и уличные листовки. Ни писем, ни бумаг, ни документов, вообще ничего, что хоть как-то могло натолкнуть на личность погибшего.

- А стоматология? Вадик отправил запросы?

Влад еще раз кивнул.

- Он сказал, позвонит через час.

- И когда это было? – оперативник бросил взгляд на часы.

- Сорок минут назад.

Значит, скоро позвонит. Пока есть время еще раз сверить показания свидетелей и вызвать на допрос тех, кого вчера опросить не удалось.

Полупустая папка с десятком листов, на каждом из которых всего лишь пара строк от руки.

Где тут показания тех двух соседок?..

Две милых бабушки, божьи одуванчики. Во дворе каждый день с полудня до обеда и с трех часов до позднего вечера. Гуляют вместо просмотра телевизора, потому что там «сплошная шантрапа и бездельники». Дышат воздухом, делятся сплетнями и зорко следят подслеповатыми глазами за порядком.

Хорошо бы уточнить, какое у них обеих зрение.

Хозяйку квартиры, где нашли убитого, старушки прекрасно знают. Квартира сдавалась, жильцы менялись с завидной периодичностью, так что всех они не упомнят, но последний раз в квартире жил всего один человек.

За день до пожара Степу, пьяного в хлам, да так, что на ногах не стоял, приволок его приятель. Приволок, поздоровался, спросил, на каком этаже Степа изволит проживать, и потащил его в подъезд.

Как приятель выглядел и как выходил, они не помнят и не видели, а в квартире его не оказалось. Ушел в суматохе или сразу, как притащил собутыльника? Или сам все это и подстроил?

Загадка.

Список погорельцев у нее есть, надо будет еще раз связаться с этими бабульками. Может, они его просто из вида упустили?

И с хозяйкой квартиры тоже не помешает поговорить, узнать, что за Степа у нее жилплощадь снимал.

Зазвонил телефон, от которого Марина вздрогнула. О Вадиме она уже успела позабыть.

- Мариш, зайди ко мне, – странно довольным голосом попросил он. Или ей показалось?..

Давненько она его таким воодушевленным не слышала. Представить сложно, с какой широкой улыбкой он сейчас в морге сидит.

Поманив за собой Влада, Марина пошла прочь из кабинета, держа путь в мрачный и холодный коридор.

Вопреки ее ожиданиям Вадик был мрачнее тучи.

- Что-то мне подсказывает, что ты моей находке не обрадуешься, – сообщил патологоанатом. Марина нахмурилась в ответ.

- Не томи уже, чего там?

- У нас тут мужчина, возрастом около шестидесяти. Иди сюда, смотри.

Он откинул простыню, и Марина почувствовала, как к горлу подкатывает тошнота.

Как вот по этому можно хоть что-то узнать о человеке?!

Еще в нос то и дело бил запах – пахло сгоревшей плотью и жженым пластиком, и это при том, что Вадик нараспашку раскрыл окно.

На секунду Марина прикрыла глаза, сглотнула неприятно осевшую во рту желчь. Влад позади нее шумно и часто дышал.

- Слабаки, – констатировал Вадик, снова накрыв покойника простыней и оставив снаружи только обугленную до самой кости руку. – Уж извини, но это надо показывать. Иди сюда. Да иди ты, он тебя уже не съест!.. Вот это видишь?

Он указал на глубокий след на обгоревшей руке, и Марина наклонилась, борясь с желанием закрыть двумя пальцами нос.

След и впрямь был странный: тонкая глубокая полоса, вокруг которой кожа воспалилась и пошла пузырями под ярко-красной кровавой коркой.

- Веревка? – предположила Марина. Вадим улыбнулся.

- Нет, волокон в ране нет. Это от кабельной стяжки, из пластика или из нейлона. Видишь, как расплавился, кожа по кругу обожжена...

- Марина Алексанна, я вас в кабинете подожду, – невнятно проговорил Влад, проворно шмыгнул за дверь и исчез. Вадик презрительно хмыкнул.

- Ну и сотрудники пошли, откуда их понабирали только таких нежных...

- Погоди, получается, он был связан, когда пожар начался? – словно не заметив ухода коллеги, продолжала Марина.

- Так а я тебе о чем? У него руки связаны были, ноги похоже тоже, на голове рана от удара – неглубокая, но чтобы оглушить хватит. Так что если он по вашей с Матвеем версии сам в этот шкаф забился, то очухался он незадолго до того, как полыхнуло. Хотя я бы сказал, что его просто в шкафчик спрятали, от греха подальше – вдруг хозяйка некстати придет.



Евгения Захарова

Отредактировано: 12.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться