Спасатель для следствия

Глава десятая

Матвей проснулся утром от тихой бессвязной ругани. Солнце нещадно слепило глаза, проникая в комнату сквозь тонкие кружевные занавески, а одеяло казалось таким мягким и теплым, что выползать из-под него попросту не хотелось. Преодолев себя, Матвей все же нехотя открыл глаза и тут же наткнулся взглядом на темноволосую макушку Марины, метавшейся по комнате с бумагами в руках.

На секунду он позволил себе отвлечься от созерцания жены и посмотрел на часы. Начало девятого.

- Марин, ты чего?

- Да проспала! – отчаянно воскликнула та, запихивая бумаги в папку, а папку – в сумку, которая, конечно же, не закрывалась. Матвей хмыкнул. – Прекрати смеяться!

- Ты же не опаздываешь.

- Да мне в банк еще надо, думала, специально зайду до работы, потом ведь наверняка уже не успею...

Оттолкнувшись от подушки, Матвей медленно встал, взлохматил волосы и взглянул на нее, сощурив глаза и склонив голову. Он всегда так смотрел, когда что-то задумал, и Марине обязательно в такие моменты становилось не по себе.

Вот и сейчас в груди больно кольнуло, сердце куда-то упало и гулко забилось в районе живота, а воздуха резко стало мало.

А Матвей просто обошел ее, стянул футболку со стула и все так же неторопливо напялил на себя. Она выдохнула до боли в легких.

Ведь прекрасно знает, как она раньше на это реагировала! И на его движения, и на его руки, и на мышцы – вообще на него! И продолжает этим пользоваться!

Марина незаметно усмехнулась, отвернувшись за портфелем.

Кто бы знал, как она по этому соскучилась!..

- Так, а теперь давай еще раз, – протянул Матвей за ее спиной, наверняка буравя ее светлым взглядом. – Зачем тебе в банк?

- Матвей, я опаздываю!..

Она метнулась было мимо него в коридор, но он перехватил ее за руку, аккуратно вывел в прихожую и затолкал на кухню.

- Сначала чай и ответы. А то опять полдня без завтрака будешь ходить.

- Ты же сам на своей базе толком нормально не питаешься! – возмутилась Марина, но все же послушно села. Матвей озорно улыбнулся.

- Вот поэтому и говорю, сам такой же. Давай, рассказывай в темпе, быстро поешь и пойдешь.

Глядя, как он ставит на плиту чайник и роется в полках в поисках съестного, Марина тяжело вздохнула.

Не отвяжется ведь! Вот упертый...

- На той неделе звонила мама, – четко проговорила она, будто втолковывала прописную истину несмышленому ребенку. – Просила переоформить вклад, потому что предыдущий по договору истек. Оформлено все на меня, значит, и идти мне, а времени...

- А времени, как обычно, нет, – закончил за нее Матвей, ставя перед ней заварочный чайник и тарелку с найденными ватрушками. – Давай я схожу. Оформим в этот раз на меня, какая разница-то?

- Не надо, я сама, – тут же смутилась Марина. – Все равно уже встала, а тебе собираться придется...

- Я все равно вроде как в отпуске, – напомнил Матвей. Она упрямо покачала головой.

- Я схожу, тут недалеко.

Уже в коридоре Марина дожевала свой нехитрый завтрак, быстро накинула пиджак, бросила на себя оценивающий взгляд в зеркало и обернулась к мужу. Матвей смотрел на нее как-то странно, словно впервые увидел. Льдистые глаза горели неярким, но опасным огнем, на лице застыло задумчивое выражение.

Она вдруг подумала, что всегда сравнивала его с огнем – таким же опасным, неукротимым, но в хороших условиях превращающимся в нечто прекрасное. Он напоминал ей ту самую зону пламени, нежно-голубую или почти бесцветную, состоящую вроде бы из паров воды, но раскаленной до невыносимой температуры.

Его глаза были почти того же оттенка, что и это пламя. Жидкий огонь, бегущий по его венам и оседающий льдисто-синим облаком в глазах.

- Уверена? Мне не трудно, – подал голос Матвей, и Марина дернулась.

- Да, все в порядке. Дома, наверно, буду поздно.

Он коротко кивнул, глаза потускнели.

- Будь осторожна. И если нужна будет помощь, звони.

Марина удивилась, но виду постаралась не подать. А Матвей мысленно обругал себя всеми возможными и невозможными словами.

Они всегда прощались подобным образом, с пожеланиями осторожности или аккуратности, что в их профессиях было почти одно и то же. Но вот предложение помощи... Конечно, они всегда старались поддерживать один другого – по крайней мере, в самом начале совместной жизни, но всегда делали это молча, как само собой разумеющееся. И никогда вот так открыто.

Что именно заставило его это сказать, Матвей не знал, но всей душой чувствовал, что помощь ей вот-вот понадобится. И это предчувствие ему совершенно не нравилось.

До банка Марина добежала быстро. До начала ее рабочего дня оставалось пятнадцать минут, и она искренне надеялась, что успеет закончить со всеми делами. И что, в случае чего, Влад ее прикроет.

Внутри, несмотря на раннее время, обнаружилось несколько посетителей. Худосочная старушка сидела возле одного окошка, наверняка придя за пенсией. У дальнего окна дожидалась своей очереди женщина с маленьким мальчиком, а прямо перед ней грузный мужчина ругался с кассиршей. Стоявший у входа охранник тщетно пытался скрыть зевок и вполуха слушал монотонный рассказ работающего в зале сотрудника.



Евгения Захарова

Отредактировано: 12.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться