Спасатель для следствия

Глава восемнадцатая

На знакомый четвертый этаж Марина поднималась в смешанных чувствах. Она и сама до конца не понимала, что заставило ее прийти сюда – просто чувствовала, что, если не сделает этого, будет винить себя до конца своих дней. Возможно, этот визит окажется не так уж важен и нужен, но что-то подсказывало ей, что так будет правильно.

С ее первого прихода ничего не изменилось. Дверного звонка так и не было, и Марина громко постучала в дверь, прислушиваясь к тишине. В глубине квартиры послышались чьи-то легкие шаги, щелкнул замок, дверь открылась, и она увидела девочку. Где-то вдалеке слышался женский голос.

- Маш, кто там?

- Так ты и есть Маша? – приветливо улыбнулась Марина. Девочка опасливо кивнула. – А я Марина. Можно тоже Машка или Маруся. Твоя мама дома?

Маша еще раз кивнула и побежала обратно в квартиру. Марина вошла следом и закрыла за собой дверь.

Екатерина Светлякова появилась в коридоре спустя пару секунд. Ей хватило одного взгляда, чтобы понять, что в этот раз визит капитана полиции не связан ни с чем официальным. Марина и не собиралась этого скрывать, но каким-то образом бывшая жена Степана Осипова все поняла без слов.

- Добрый день, Екатерина Михайловна. Мы можем поговорить?

Светлякова, как и ее дочь, молча кивнула в сторону кухни и первой скрылась в ней, дождалась, пока Марина войдет в комнату, и плотно закрыла дверь. Было слышно, как Машка играет за стенкой в конструктор и над чем-то смеется.

- Вы все выяснили, да? – догадалась Екатерина. – Вы его поймали?

- Их. Бывшие коллеги и начальство вашего мужа.

На стул Екатерина буквально рухнула, тонкие руки затряслись, отчего чашка в ее пальцах застучала по блюдцу. Протянув руку, Марина аккуратно забрала у нее чашку, плеснула воды и поставила на место, вспоминая, что в ее первый визит уже это проделывала.

- Значит, он во что-то ввязался, да? – наконец прошептала женщина. – Я была права, это связано с теми бумагами? С его чертовой работой?

- Ваш муж помогал в сделках с продажей квартир по более низкой цене, чем есть на самом деле. Такая практика, увы, не редкость в наши дни. Степан составлял нужные бумаги с суммами, юрист их фирмы все заверял, потом оформлялась продажа и покупка квартиры новым покупателем. При этом суммы в договоре для каждой стороны были разными: со стороны продавца сумма была ниже реальной, а со стороны покупателя – выше. Разницу все участвующие в афере делили между собой – поэтому на руках у Степана были лишние деньги.

- Но ведь потом его уволили!

- Его уволили, когда он узнал, что происходит с теми людьми, которые почуяли подвох и начали разбираться, действительно ли купля-продажа была проведена без нарушений. Таких продавцов поначалу запугивали, шантажировали, а если угрозы не помогали, они погибали. Обычные несчастные случаи с одинокими жильцами, никто ничего не заподозрил. Ваш муж отказался в этом участвовать – и лишился работы, влез в долги, чтобы хоть как-то содержать семью.

- А потом мы с ним развелись...

- Именно. Насколько я понимаю, Степан пригрозил, что все расскажет, на что ему стали угрожать, что что-то случится с вами. Вот почему он встречался с вами спустя несколько месяцев после развода – он хотел убедиться, что у вас все хорошо, – тихо продолжала Марина. Екатерина не сводила с нее глаз и молча плакала. – После этого он продолжал втихаря собирать информацию на свое бывшее руководство, на какое-то время о нем даже забыли, но когда он снова засветился, его начальник Филатов заподозрил неладное и послал главу службы безопасности все проверить. Вот почему ваш муж оказался в том доме, в той самой квартире, где позже случился пожар.

- Господи... бедный Степа... Он в нашу последнюю встречу был такой потерянный, такой отстраненный, но мне и в голову не пришло, что он чем-то напуган...

Спрятав лицо в ладонях, Екатерина какое-то время молчала, потом подняла покрасневшие глаза на Марину, чувствовавшую себя явно не в своей тарелке, взяла ее за руку и тихо сказала:

- Спасибо. Мне важно было знать.

- Я так и подумала.

На лестничную клетку Марина выходила с легким сердцем. Екатерина и Машка проводили ее до двери и смотрели ей вслед, пока она спускалась по лестнице.

В это истории осталось много белых пятен. Трудно было сказать, сколько обманутых было на самом деле. Еще труднее оказалось выяснить, кто из бывших клиентов фирмы погиб не сам. Никифоров рассказал лишь о нескольких убийствах, замаскированных под несчастный случай, в то время как Филатов хранил гордое молчание, а его адвокаты безуспешно пытались хоть немного уменьшить грозивший ему срок.

А вот Владимира Снегирева Марина навестила сама на следующий день после задержания. Если мужчина и удивился ее приходу, то никак это не показал, только покосился на вошедшего с ней Матвея, мгновенно узнав его, стоило спасателю заговорить. Рассказ о гибели своей жены Снегирев слушал молча, глядя в одну точку перед собой стеклянными глазами. Когда в камере наступила тишина, он встал, подошел к небольшому окошку и вгляделся в небо за решеткой. Его плечи опустились и затряслись.

Для себя Марина твердо решила, что будет обязательно свидетельствовать в суде в его защиту.

Выйдя из подъезда, она запрокинула голову, подставила лицо последним теплым лучам осеннего солнца. На детской площадке громко хохотали дети, игравшие в догонялки, мимо нее прошла девушка с коляской, и, проводив ее взглядом, Марина на секунду представила, какими будут их с Матвеем дети.



Евгения Захарова

Отредактировано: 12.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться