Спаси меня!

4

Абсолютная звенящая тишина. Бывает ли она?

Я скажу - бывает! Она постоянно преследует меня во сне, но никогда в реальности. Куда бы я не пошла, везде слышу то пение птиц, то шорох собственных шагов или же звук моего дыхания. Это нормально. Но иногда хочется побыть в тишине. Не во сне. В реальности. Раньше я пыталась окунуться в тишину, которая преследовала меня с завидным постоянством во снах, но никогда в реальности. Даже выбрала для этого специально день, закрылась в комнате ночью и прикрыла глаза. Только вот и эта попытка абстрагироваться от окружающего мира не увенчалась успехом. Я все равно слышала какой-то едва различимый звон, который не могла опознать.

Другое дело сны. Во них в миг все словно теряло смысл и лишь тишина, в которой не было ничего, вообще. Не жизни, ни меня. Я никогда не могла найти выход из этого сна. Он был один, всегда, каждую ночь преследуя меня.

Сейчас я снова оказалась в этом сне, как в стакане с киселем. Такой вязкий, он не давал мне выбраться.

Я, наконец, поняла, что, возможно, это был не сон вовсе. Скорее всего это была смерть. Смерть, от которой я бежала всю жизнь, и которая преследовала меня во сне, когда я была беззащитна. И она, наконец, настигла меня. Но что тогда дальше?

Плутая не понятно где и ожидая непонятно чего, я резко осознала, что что-то не так. Это что-то накатывало на все тело, принося с собой ощущение холода и... влаги?

Резко распахнув глаза, я осознала себя лежащей в неглубокой речке плотиной, мешающей ей бежать дальше. Вод, быстрым потоком обтекала меня, но иногда и накрывала с головой.

Что-то упиралось мне в спину, причиняя боль. Я со стоном поднялась, облокачиваясь о каменное дно, но руки, ещё слабые, неожиданно отказались слушаться, и я плюхнулась обратно в воду, подняв кучу брызг.

Следующая моя попытка была намного успешнее, правда в два раза медленнее. Решив, что хватит мне уже ванну принимать, я поползла на берег. Поползла, потому что на большее сейчас не была способна. Глазам постоянно преграждал обзор шлейф мокрых светлых волос. Светлых?

Мои реакции сейчас явно были приторможенные. Как ещё объяснить, что я не заметила, как посидела. Когда-то красивые волосы цвета вороньего крыла превратились в белоснежные, как облака на небе. Боюсь приставать, что ещё могло случиться со мной после встречи с тем огромным куском белой энергии, который я так браво остановила. Правда, я думала он меня просто испепелит, как испепелил половину острова… Или не половину?

Наверно, мне еще мало досталось…

Пока я усердно ползла до берега, заметила и ещё одно изменение в себе. Глаза.

О, Светила, что со мной случилось? Что могло вызвать такую резкую смену цвета моих глаз? Раньше они всегда, сколько я себя помню, были ярко голубого цвета с мятными крапинками, но не сейчас... От прежнего цвета глаз остались только воспоминания. Теперь я была обладательницей непонятного цвета зрачка и радужки. Хуже всего, что мои очи сразу привлекали внимание, потому что были очень яркие. Они словно изнутри подсвечивались светом. Радужка вся была переполнена различными цветами, которые переливались всеми оттенками. Все это великолепие имело фон, едва различимый, бледно мятный.

Я сначала долго разглядывала свои глаза в отражении воды, пытаясь понять, что они мне напоминают. Озарение пришло, когда я в очередной раз поднимала руку из воды, которая мне даже до локтя не доходила. На правой руке, на безымянном пальце у меня поблескивало колечко. Сколько себя помню, оно было у меня. Маленькое, аккуратное переплетение алиия- металла, добывающегося в шахтах империи Чистокровных. Оно имело оттенок глаз наследников правящей семьи, присущее только обладателям белой магии: серый. Тонкие линии алиия постепенно сплетались в одну и завершались маленьким камнем, как капелька, примостившегося там и заключенного в объятия этого металла. Камень был драгоценным и являлся проводником магии Белой планеты. Его можно было носить всем, но из-за своей редкости это могли позволить себе только очень богатые люди. Загвоздка была только в том, что в нужных руках, ну, или на нужных, он превращался в накопитель, щит, и Светило знает ещё в что. В руках светлых, конечно.

Камень этот- алмаз. Красивый и при свете белой планеты наполняющийся всеми цветами. Воистину красивое зрелище.

И вот теперь у меня помимо кольца, который, кстати, не снимается, ещё и глаза как два алмаза, в которых даже зрачок теряется-потому что он темно-серый.

Лучше и быть не может.

Еще у меня ногтевая пластина вся теперь белая... В общем, я теперь вся какая-то несуразная. Спасибо хоть вторая голова не выросла.

Вот такая вся обновленная, мокрая я и добралась до берега, где тут же и завалилась набок, а потом и на спину.

Закрыла глаза я почти сразу, как только голова коснулась земли, и позволила себе расслабиться немного. Совсем чуть-чуть.

Хорошо лежать так, согреваемая горячими лучами Анила, которые пробирались сквозь листья и ветки деревьев, обдуваемая лёгким ветерком, чувствуя полную умиротворённость и гармонию с миром. Пусть даже он никогда не жаловал такую, как я.

Вообще, я планировала лежать вот так, изображая корягу, долгое и долгое время.

Ведь событие, случившееся ранее, сильно покорёжило меня. Мне нужно банально восстановить силы.

Только вот мне не дали этого сделать.

Где-то рядом кто-то завыл. Раненый зверь что ли?

Я резко повернула голосу и встретилась взглядом с самым настоящем разъярённым медведем.

Честно говоря, когда в моей голове чуть ранее возникло предположение по поводу зверя, я надеялась, что это так и останется предположением.

Увы, но нет. Огромный белоснежный медведь мчался ко мне, оскаливая ну просто огромное количество зубов и издавая душераздирающие вопли.

Когда же он достиг цели, а именно лежащей на песочке и пытающейся выпутаться из юбок меня, то остановился и замахнулся лапищей.

Кажется, я умру.



Дания Аувэст

Отредактировано: 14.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться