Спаси меня, если можешь

Размер шрифта: - +

Глава 4

Глава 4

Пробуждение было для меня абсолютно безрадостным и даже не потому, что сказывались последствия вчерашнего похода в караоке. Еще не открыв глаза, понимаю, что мое психоэмоциональное состояние будет отличаться особой нестабильностью в этот день. Даже не успев проснуться, я уже вспомнила какая сегодня дата.

- Кыс-кыс-кыс… - Зову Наглеца, но вспоминаю, что мой кот больше со мной не живет.

Нехотя встаю с кровати. Смотрю на фото, что стоит на прикроватной тумбе. С него на меня смотрят все понимающие карие глаза. Их обладатель покинул наш мир в этот день. Фотография была простой, без черной ленточки. Я никогда не понимала, зачем ставить эту печать смерти на фотографию любимого человека. Пусть его уже нет с нами рядом, но я хочу видеть его жизнерадостное лицо, не омраченное траурной лентой.

И тут мой взгляд падает на тумбу, на которой стоит стакан с водой и таблетка аспирина. Я точно помню, что я их сюда не приносила. Значит, постарался Громов. И когда это я разрешила заходить ко мне в спальню?

Отправляюсь в ванную. Спустя двадцать минут чувствую себя на все сто. Приходит смс от Ирки: «Как здоровьице?».

Отвечаю: «Отлично. Когда заедите?»

На кухне залпом выпиваю, стакан сока и вспоминаю, что полотенце оставила в ванной, когда строчила смс Иришке, возвращаюсь, дергаю дверь, а там уже закрыто. Громов уже оккупировал мою ванную комнату. И чего ему не спится в выходной день? Злостно сверлю дверь взглядом, и тут он падает на домашние тапочки моего сожителя, сиротливо стоящие в углу. И на какой он их тут оставил…

Это тебе за кота! Без зазрения совести отжимаю мокрые волосы в тапки моего раздражителя, и уже собираюсь удалиться с чувством исполненного долга, как дверь открывается.

- Я тут полотенце оставила … - Скалюсь самой очаровательной улыбкой.

- Я так, и подумал. – Отвечает Громов с хмурым лицом, но при этом обувает тапки, как ни в чем, не бывало.

Ну, и терпение все-таки у него – железное!

Мне снова становится стыдно перед моим гостем. Уже второй раз. Веду себя, как подросток. С чего бы мне вообще злиться на него? Он вчера меня встретил, разул, донес до спальни… С котом конечно промахнулся, ну ничего, все поправимо.

Приходит новое сообщение: «Выходи, мы уже внизу».

Вот, черт!

- Мне пора. – Нацепив извиняющуюся улыбку, спешу укрыться в спальне.

Пишу ответ Ирке: «Я скоро».

За двадцать минут я успеваю собраться и высушить волосы. Надеваю любимое платье Саши – прямое однотонное, бледно-розового цвета. Сверху накидываю бежевую ветровку.

Этот день выдался особенно солнечным. Теплый ветерок приятно обдувал лицо.

- Привет, родной… - Тихо здороваюсь я.

Пробегаю глазами по надгробию: «Гусаков Александр Викторович, 1988-2010».

Саши не стало семь лет назад. Этот день навечно останется в моей памяти. Он возвращался с соревнований по плаванию, вез домой очередную медаль. Мы поговорили за час до его гибели. Оба радовались предстоящей встрече.

По дороге Саша заснул, не справился с управлением автомобиля и врезался в бетонную стену. Он умер мгновенно, скорее всего, даже не успев понять, что случилось. В этот день не стало не просто спортсмена, сильного волевого человека, заражающий всех окружающих своей целеустремленностью, но и человека, который всегда меня поддерживал, был мне опорой и моей первой, и кажется, последней любовью. Я больше так, и не встретила человека, с которым мы так же друг друга понимали. И каждый раз, когда очередной парень пытался за мной ухаживать, перед глазами вставал образ Саши, а вместе с ним ощущение, что я его предаю.

Вот прошло уже семь лет, а чувство боли притупилось не намного. Наверное, многие люди с этим знакомы – когда живешь, радуешься жизни, строишь планы на будущее, а потом все в один момент рушится. Нет, я не умерла от горя, не забросила все к чему шла, но прошла этот путь безрадостно, потому, что без него. Я уже не ощущаю ту потерянность, когда его не стало - то чувство, когда не заешь, как жить дальше, но чувство бессмысленности моего существования всегда обрушивается на меня в годовщину его смерти. Мои друзья всегда помогали мне избавиться от чувства одиночества, не позволяли уходить в себя. И в этот день обязательно сделают все, чтобы я не чувствовала съедающего отчаяния, глядя на холодный мрамор памятника.

Долго стою, всматриваюсь в родное лицо, до тех пор, пока, оно не начинается расплываться от моих собственных слез. В какой-то момент мне кажется, что по лицу Саши тоже стекает слеза, но понимаю, что это всего лишь плод моего воображения.

Последний раз провожу рукой по гладкой поверхности черного мрамора, вытираю слезы и направляюсь к выходу с кладбища, где меня ждали Ира и Таня.

Я уже вижу их обеспокоенные лица, но вот на моем пути вырастает мужчина бомжеватой наружности. Его темно-коричневое лицо изборождено морщинами, кожа местами шелушилась, а глаза словно выцвели от времени и казались незрячими. Сморщенной заветренной рукой он хватает меня за рукав.

- Ты можешь вернуть его. – Говорит мне мужчина.



Анастасия Тимощенко

Отредактировано: 06.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: