Спаси меня, если можешь

Размер шрифта: - +

Глава 7

Глава 7

 

Утром я испытывала противоречивые чувства. Мне одновременно было и приятно вспоминать минувший вечер, и совестно. Вставая с постели, я старалась не смотреть на Сашину фотографию. Как смотреть в глаза Громову я тоже не знала.

Отправившись на кухню, я первым делом накормила Наглеца, а затем приступила к приготовлению блинчиков. Я довольно сильно увлеклась процессом, напевая «крылья» - песню из репертуара Наутилуса, услышанную мною вчера на концерте.

- Пахнет очень аппетитно. – Услышала я сонный голос и мои плечи дрогнули.

Громов стоял в своей неизменной позе, скрестив ноги, руки в карманах. На мужчине были только домашние штаны, волосы смешно торчали. Его взгляд был приветливым и расслабленным.

- Наливайте чаю и …

- Наливай. – Поправил меня Громов.

- … и садись за стол. – Договорила я.

Громов послушно исполнил мои распоряжения и вскоре с аппетитом поглощал мои блины.

- Таких в гостинице точно не поешь. – Сказал он, отпивая чаю.

- Вот почему вы не хотите жить в гостиннице.

- Эта одна из причин. – Подмигнул мне Громов. – Чем займетесь во второй половине дня?

Я немного растерялась.

- Пока я не строила никаких планов…

- Вот и отлично. – Сказал он довольно. – В первой половине дня мне нужно утрясти кое-какие дела, а во второй я мог бы дать вам первые уроки езды на мотоцикле. Я еще не успел его сдать, а по вашим глазам я видел, что вы были бы совсем не против прокатиться за рулем.

- Но…

- Ни каких но. – Отрезал Громов. – До скорой встречи.

Весь день во мне шла борьба – принять предложение Громова или отвергнуть. В конце концов, доводы «за» победили. Может Громов прав и мертвых нужно отпускать?

Мое обучение проходило на заброшенном аэродроме. Громов с упрямым терпением показывал мне, как нужно выжимать сцепление и переключать скорость. Благодаря его учительскому таланту мне таки удалось весьма недурно сделать несколько кругов. И, в общем, и я, и Громов к закату были довольны проделанной работой.

Мы вернулись домой уставшие, но в приподнятом настроении.

- Как насчет завтрашнего вечера? – Спросила я. – Повторим?

- Завтра я буду занят, но думаю, что в течение недели мы сможем закрепить результат. – Пообещал он.

И вдруг мне захотелось закрепить совсем другой результат. Я видела, как округлились глаза Громова, когда мои руки обвили его шею, но когда мои губ коснулись его, он ответил на поцелуй. Его руки легли мне на талию, а мои мысли вмиг покинули мою дурную голову.

Истошное мяуканье заставило нас вернуться в реальность. Громов нехотя оторвался от моих губ и прижался лбом к моему лбу.

- Мне очень не хочется прерываться, но твой чертов кот, весьма вовремя напомнил мне, что было весьма кстати заскочить в аптеку.

Я закрыла глаза, пытаясь унять в себе приятное волнение и головокружение.

- Иди. - Я нехотя убрала руки с его плеч.

Громов тяжело вздохнул, чмокнул меня в лоб и ушел.

Позже, лежа в постели, я слышала, как хлопнула дверь, как он вернулся, но так и не набралась смелости, чтобы выйти к нему. Я слышала, как он подошел к двери моей спальни, но так и не решился постучать и войти. Я с досадой слышала удаляющиеся шаги, но одновременно с этим была рада, потому, что мне требовалось время подумать. Дело было не только в Саше, а в принципе в отношениях с Громовым.

Следующая неделя показала, что я в принципе поторопилась, поддалась эмоциям, навеянным всего одним вечером. С Громовым мы почти не разговаривали. Он приходил домой поздно, уставший и осунувшийся. Работа и вправду могла изматывать, поэтому я не навязывала свое общество, давая возможность отдохнуть.

Что было странным так это то, что Громов довольно много времени проводил рядом с Ниной Григорьевой. Сначала я думала, что это связано сугубо с работой. Но потом, несколько раз видела их в кафе в обеденный перерыв, кроме того вечером я видела, как она садилась к нему в машину. Что связывало этих двоих - я не понимала. Учитывая то, в каком виде последнее время ходила Нина, мне с трудом верилось, что их связывало что-то большее, чем работа.

В среду я стояла на крыльце, и в очередной раз наблюдала, как Громов открывает перед Ниной автомобильную дверь.

- Что-то быстро он тебя кинул. – Раздался язвительный голос за моей спиной. – Видать миньетчица из тебя не очень, раз такая замухрышка, как Нинка, его смогла увести.

Я знала этот голос, знала, кому он принадлежит, поэтому без труда определила на какой высоте нужно держать ладонь, чтобы попасть в цель.

- Владик, ты придурок. – Сказала я бесстрастно, когда дала ему пощечину. Не из-за того, что он уязвил мое самолюбимое или задел какие-то чувства, касающиеся Артема. Нет, мне просто стал омерзителен этот человек, стало противно, что в то время когда я ела его эклеры, он думал про то, насколько хорошо я делаю минет. Кажется, что вопрос делаю ли я это вообще – в принципе не вставал.



Анастасия Тимощенко

Отредактировано: 06.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: