Спаси мою душу

Font size: - +

Глава 5. Там, где сгорают мечты

Неприятный звон в ушах утихал, в глазах то и дело появлялись яркие белые пятна. Через шелковый кардиган чувствовалась холодная плитка. Серые пол и стены постепенно переставали плыть. Зрение прояснялось. Кого-то рядом вырвало, Лейсана с трудом различила лежавшего Стаса. Мышцы рук и тела напряглись, Лейсана приподнялась, но тут же упала. Теперь она видела яркий свет длинных люминесцентных ламп. Справа закашляла Аксинья. Лампы исчезли, их закрыла морда Сатаны. Хаски с благодарностью уткнулась в шею.

– И я рада, что ты меня не оставила, – ответила собаке Лейсана.

Слабость уходила, возвращались силы. Зрение и слух полностью восстановились. Вокруг слышалась возня. Лейсана приподнялась. Марк, Олесь и Матвей, будто пьяные, поднимались с пола, опираясь друг на друга. Хмылка не двигалась, продолжала лежать, и Лейсана, решив, что подруге плохо, поползла к ней на четвереньках, попутно разглядывая помещение.

Все ее знания говорили: это тюремная камера, рассчитанная на десять человек, с отдельным туалетом. Отсутствие окон и естественного света, железная дверь, ведущая в тюремный коридор намекали: мухи попались в паутину.

– Ты как? – Лейсана положила руку на плечо Хмылки. Ответа не последовало.

Прислонившись к стене, она разглядела возле двери в туалет полулежащую с босыми ногами незнакомую девушку. Ее длинные черные волосы рассыпались по тощему телу в разодранной черной майке и рваных джинсах глубокого синего цвета, голова была опущена. Похоже, она спала.

На ноги упала книга – «История магии». Лейсана признательно посмотрела в глаза Матвею. У самого леса она выронила книгу, а он ее поднял. «История магии» спряталась под кардиганом, на случай, если явятся охотники.

– Зато живы, – пожал плечами Стас, когда догадался, что находится в тюрьме.

– И будем жить, как всегда, – махнула рукой Аксинья, словно тем отгоняла дурные мысли.

Оптимизма Аксинью не лишить даже пытками.

Лейсану бросило в дрожь. Она вспомнила, что заключенных, если их не отправляют в лабораторию, пытают в тюрьме самыми старыми и верными методами. С какими целями проводят пытки – неизвестно, пожалуй, даже самим охотникам.

Марк протопал к спящей незнакомке и позвал. Незнакомка подняла голову и внимательно посмотрела болотными глазами на него, затем на остальных. Ее нижняя губа кровоточила.

– Где мы? В каком городе?

Девушка не ответила, а опустив голову, снова заснула.

Сатана завыла, требуя Марка поиграть с ней. Лейсана мысленно позвала хаски и была услышана. Собака покорно легла у ног.

Когда-то у Лейсаны были две кошки – Милка и Мимикока. С ними она скиталась по стране год и четыре месяца, тогда и развился чанк понимать и общаться с животными. Кошки не раз спасали ей жизнь. Лейсана выяснила, что животные умеют предчувствовать и предвосхищать события. Правда, от гибели Милка и Мимикока не убежали. И сейчас Сатана чувствовала, что враги скоро нагрянут в камеру.

Аксинья села рядом с подругой и уткнулась ей в плечо. Стас и Марк с беспокойством ходили из угла в угол, стараясь не наступить на единственный матрац с подушкой и не споткнуться о Матвееву сумку. Матвей и Олесь расположились рядом с Хмылкой, продолжавшей лежать неподвижно.

– Я тут подумал, – сказал Матвей, – надо было соорудить бомбу и спрятать в сумке.

По расслабленности друзей и относительно спокойным лицам Лейсана сделала удивительный вывод: никто не боялся, кроме, пожалуй, Хмылки. Страх бессмыслен: на своем жизненном пути они уже сделали последнюю остановку. Здесь, в тюрьме, их конечная.

 

Марк вглядывался в циферблат наручных часов, которыми очень гордился. Они были в корпусе из белого золота на стальном браслете, редкие и дорогие. Чем чаще Марк смотрел на время, тем сильнее нервничал. Прошло больше двух часов, но охотники так и не пришли. Словно о существовании новых пленных никто не знал. Даже незнакомка в ободранной майке в упор не видела попытки сокамерников с ней познакомиться.

За это время компания смирилась с проигрышем. Лишь Аксинья не считала, что проиграла.

– Давайте смело смотреть вперед! – пыталась воодушевить она.

Воодушевить ей удалось единственного Стаса, и то – ненадолго. Парень вжался в угол и, надев наушники, слушал музыку в вечно работающем плеере. Музыка была его спасителем, а плеер – важной частью жизни. Стас, никогда не видевший радугу, говорил: «Я могу слышать ее! Ощущать цвета! Знаете, как звучит желтый цвет? Синий? А я знаю». И после таких слов он растворялся в музыке – в радужном мире, на зеленой солнечной поляне, где только что прошел дождь.

Из коридора послышались шаги. Зазвенели ключи. Железная дверь открылась. В камеру вошли трое – в черной форме главные охотник и охотница, и в белой форме – маг. Главный охотник был аномально высоким и худым, чем слегка напугал вскрикнувшую Аксинью. Лейсана мысленно повесила на него ярлык «психопат» за мрачные серые глаза под густыми черными бровями и перекошенную в левую сторону улыбку. Главная охотница выглядела зловеще. Ее Лейсана в мыслях назвала сучкой за короткие огненно-рыжие волосы, дерзкий взгляд и ядовито-красную помаду на губах. А вот маг не вызывал опасений: он был слишком толст и в очках, которые носились явно не для того, чтобы следовать моде. К тому же, он вспотел, что делало его еще уродливее. Сатана завыла на толстяка, узнавая. Лейсана поняла, что перед ней тот самый маг со способностью к атмокинезу – управлению атмосферными явлениями, и прикрепила к нему ярлык неудачника.



Max Austen

#3222 at Fantasy
#151 at Dystopia
#9226 at Fantasy
#2780 at Adventure fantasy

Text includes: любовь, магия, охота

Edited: 29.05.2017

Add to Library


Complain