Спаси мою душу

Font size: - +

Глава 11. Завтра будет как вчера

«Все хорошо будет, я думаю». Матвей не мог выбросить из головы излюбленную Аксиньей фразу. «На наших аурах нет оттенка близкой смерти». «Мы справимся». Ее слова.

Пока Варвара вела автодом, Лейсана сидела рядом с ней, а остальные расположились по разным уголкам «комнаты» – Хмылка и Матвей на боковом диванчике, Олесь прятался от реальности уткнувшись в подушку на кровати. Сколько времени прошло с момента их побега – сложно было определить. Может, час. Может – больше. Они блуждали по улицам Казани. То, что они в столице Татарстана, самой терпимой к магам республике, Варвара догадалась, узнав Пороховое кладбище рядом с Московским районом. На этом кладбище ей часто доводилось ночевать.

Совсем скоро Варвара заглушит двигатель, и всем останется только взять вещи и уйти.

«Были бы вещи», – Матвей горько усмехнулся. – «Странно, что охотники не слили топливо из бака. Не предусмотрительные».

Матвей поднялся, чтобы найти одежду. Он и Хмылка были пропитаны кровью и чем-то еще. Пахло жутко. Но шкафчики пустовали.

– Нужна одежда. Придется искать, – сказал он.

Подруга смотрела на спину Лейсаны и, кажется, не слышала Матвея. Видя Хмылку грязной, испачканной кровью и обессиленной, Матвей решил, что сам выглядит не лучше, потому в зеркало смотреться не стал. Он сел рядом и шепотом спросил:

– Ты в порядке?

– Как, по-твоему, можно быть в порядке? – Хмылка зло посмотрела на него и вновь уставилась на Лейсану.

О чем думала Хмылка, Матвей понять не мог. Она не из тех, кто может быть раздавлен смертью друга, но выглядела достаточно жалко даже для него. Лейсана же слишком эмоциональна, но пережить потерю близкой подруги ей удастся быстро. А вот Олесь – он подавленный, сломленный, задушенный потерей Аксиньи и Стаса. И если Лейсане отпускать прошлое легко, то Олесю это никогда не удается. Прошлое внутри него, и оно не желает уходить, растворяться в песке дней.

Станислав Солнечный – теперь прошлое. Матвей это признал. Но что с Аксиньей? Жива ли? Если ее пощадили, есть ли смысл возвращаться за ней?

– Эй, вы! – Варвара заглушила двигатель возле серого жилого дома. – Хватит ныть, вы не побитые собаки, вы на свободе! Радоваться должны. По идее, смерть всех ждала, а забрала только двоих. Ну или троих. Оставляем эту рухлядь здесь и уходим. В нескольких кварталах отсюда есть одно место…

Матвей убедился, что Олесь поднялся с кровати, затем выскочил в ночь. Проворчал желудок: о еде пришлось забыть больше чем на сутки.

 

Подвал Матвей узнал сразу. Он, как и Варвара, тоже здесь когда-то прятался в прошлом. С Ирой и Стасом. Длинный просторный кирпичный коридор с десятками дверей. На одной из них – табличка «33». Эта дверь всегда была открытой и приглашала всех магов переждать охоту в уютной темноте или под желтым светом одинокой лампы накаливания. Заботливые путники оставляли следующим беженцам, друзьям по неволе, самое необходимое: воду в бутылках, консервы, спички, бумажные полотенца, ножи. Иногда здесь оставляли одежду.

– Не повезло, – констатировал Матвей, осмотрев запасы. Не нашлось даже футболки.

Преступники-маги часто делали схроны, убежища для союзников. Но их нередко находили охотники, и жить в таких местах постоянно не имело смысла. Матвей осмотрел комнатку и убедился, что никаких следящих приборов, датчиков приближения и тепловизоров здесь нет. Можно со спокойной душой отдыхать.

Но увы: душа была неспокойна.

Скучать по Аксинье Матвей не станет, Стаса он тоже успел отпустить. Но Олесь – его парень. И может не простить ему хладнокровной фразы «надо идти дальше». Вернуться за Аксиньей? Внутри себя Матвей расхохотался. Да, шутка хорошая. Ни один дурак не захочет вернуться в тюрьму. Даже полуразрушенную.

– Вы не находите странным, что другие маги как-то бездействовали? Будто их и не было вовсе, – заметила Лейсана, доставая из мешка консервы.

За последние два часа, то есть за все время, что они прожили после побега, Лейсана заговорила впервые. Матвей сделал заметку: это хорошо, заговорила – значит не свихнулась. Знаниям нельзя пропадать, уж чего-чего, а их у Лейсаны больше, чем у всех вместе взятых.

Чувствуя усталость во всем теле, Матвей осел на пол. Хотя пола, как такового, и не было: земля, смешанная с песком, вдобавок где-то глубже находились деревянные доски. Он снял к чертям липкую футболку и бросил в стену. Кожа начала мерзнуть: как и в любом подвале, здесь стоял холод.

– Почти всех убило, в том числе и офицеров, – безжизненно отозвалась Хмылка. Она пригубила найденную бутылку с водой. – Нас не задело, потому что моя сила защитила.

– Жаль, твоя сила Лисицыных сразу не убила, – с мрачным лицом Олесь подал Хмылке вскрытую консервную банку.

Тушенку принял и Матвей. Ложки не нашлось, и он решил выуживать еду пальцами.

Удача, о которой постоянно твердила Аксинья, отвернулась. И уже довольно давно. Не только от Стаса и Аксиньи, но и от остальных. Свобода, которую они сегодня обрели, иллюзорна. Ее нет. Все «преступники» по-прежнему заперты. Просто некоторые этого не понимают или не хотят понимать. И каждый день похож на предыдущий. Можно поменять место и условия проживания, но одно остается неизменным: каждый маг, где бы он ни был, – пленный. А посему завтра будет как вчера.



Max Austen

#3205 at Fantasy
#152 at Dystopia
#9284 at Fantasy
#2793 at Adventure fantasy

Text includes: любовь, магия, охота

Edited: 29.05.2017

Add to Library


Complain