Спаси мою душу

Font size: - +

Глава 4. Неизбежность

Гадюка приняла угрожающую позу, ее глаза засияли чернотой. Отстававшая метров на десять Хмылка сердито пнула змею и поспешила за друзьями. Первым шел, как ни странно, хромающий Марк. В лиственном лесу было достаточно тихо, и Хмылка слышала собственное тяжелое дыхание. По ногам струился пот из-за жары и быстрой ходьбы со спортивной сумкой на плече, а ее бандана, которую она нацепила в последний момент в автодоме, почти слетела.

– Помните, как мы скитались сколько-то месяцев, когда набежали на школу охотники? – Стас снял наушники, оставив их висеть на шее.

– Не сколько-то, а почти полгода, – поправил Марк.

Лидер шел, опираясь на палку в руке. Он уже минут сорок вел группу в северо-восточном направлении. Лес все не кончался. Когда закончится, и ребята выйдут к какой-нибудь деревушке, Марк пообещал дать время на отдых.

Босиком предпоследней шла Аксинья. Туфли-лодочки пришлось снять – уж случай для них неподходящий. Ведьма поправила ремень на плече и сказала:

– В последний раз мы прошли шестьсот километров. И в снегах тонули, и под град с шаровыми молниями попадали, грипповали, сил не было идти, но добрались же до безопасного места. Тогда мы не знали, куда идти-то, сегодня уж знаем. Все хорошо будет. С нами удача, а безвыходных положений не бывает.

«Где она силы находит, чтобы много говорить?», – с раздражением подумала Хмылка.

Она постаралась расслабиться. Постоянно носить в себе негативные эмоции нельзя, иначе это приведет к саморазрушению. С каждым разом контролировать свой гнев становится все сложнее, порой кажется, что чанк живет сам по себе. Хмылка рассчитывала обратиться за помощью к Лейсане как к единственному мудрому человеку, разбирающемуся во всех тонкостях магии, но гордость так и не позволила. Неужели она сама справиться не сможет? Уж точно когда-нибудь гнев перестанет ее беспокоить.

– Нам главное до ночи как можно дальше уйти, – сказал Марк и вздохнул. – Эх, угнать бы машину.

Лейсана, следовавшая за ним, резко остановилась, сбросила сумку и уселась на нее.

– Нам едва удалось удрать от охотников. Где гарантия, что в Челябинске с нами ничего не случится?

– Мы это обсуждали.

– Гарантию могли бы дать твои родители, Марк! Живут себе в Москве, депутатствуют, в новостях мелькают как влиятельные личности. А их сын сбежал шестнадцать лет назад, и ни слуху, ни духу! Они бы нас защитили!

Сатана стала тыкаться Лейсане в ноги. Матвей не остановился, продолжал идти. Остальные, с счастьем побросав сумки и рюкзаки, следили за конфликтом.

Марк не мог ужиться с лицемерием родителей: они искренне старались ненавидеть магов, хотя сами таковыми являлись. В пятнадцать лет он полюбил девушку, с ней и сбежал из Москвы. В Казани их приютили власть имущие. Через четыре года девушка погибла, спасая сотрудника Министерства. Марк полностью погрузился в работу, и лишь работа помогла ему справиться с утратой. Несколько лет он трудился почти круглосуточно, и труд стал его неотъемлемой частью. Поэтому он не терпел расхлябанности. Поэтому всегда выбирал самые сложные пути. И чтобы он вернулся к уже пожилым родителям, возможно, изменившим свои взгляды на магов? Да никогда.

– Порой я жалею, что познакомилась с тобой, – заявила Лейсана.

Она схватила сумку и поспешила за Матвеем. По телу Хмылки пробежала дрожь – явный признак холодного гнева. Если кто-то поблизости злился, она чувствовала и заряжалась эмоцией. Марк с медлительностью ползающего ленивца шел предпоследним, когда слева от него разлетелся на щепки клен.

– Жизнь – борьба, – обратился Марк к синеволосой девушке, – борьба с ленью, откладыванием дел и бессмысленной болтовней.

– С тобой я точно до самого Челябинска разговаривать не стану, – ответила она.

Жаркий лес вскоре закончился, и группа вышла на грунтовую дорогу. Вблизи располагались деревянные домики с огородами, где попало бродили козы, овцы и коровы. Олесь сразу же примкнул вплотную к Хмылке.

– Чего не к Матвею? – спросила Хмылка.

– Ага, чтобы он нарочно быка натравил на меня? Ты посмотри, какие у него рога! – Олесь взглядом указал на занятую травой корову. Хмылка расхохоталась. Олесь до жути боялся домашнего скота.

– Найдем колонку с водой, затем передохнем, – решил лидер и захромал в деревню.

Улица пустовала. Наверное, люди посчитали жару опасной для жизни и остались отдыхать дома. Зато блеяли козы, мычали коровы, кудахтали куры. Колонка не находилась, и Хмылка с остальными завернула за угол.

– Вы откудова такие, ась? – пробасила старая женщина с крыльца одного из домов.

– Туристы мы, – ответил Марк, стирая пот со лба. – А где мы, матушка? Село ли, деревня?

– Чай в Биме, село. А чагой-то светловолосые так жмутся друг к другу? Али женаты?

Олесь слегка отстранился от Хмылки и с вызовом чуть ли не прокричал:                  



Max Austen

#3204 at Fantasy
#149 at Dystopia
#9227 at Fantasy
#2789 at Adventure fantasy

Text includes: любовь, магия, охота

Edited: 29.05.2017

Add to Library


Complain