Спаси мою душу

Font size: - +

Глава 24. Романтики продолжают дышать

Холодные волны накатывали на камни, будоража кожу ступней. Легкий ветер резвился в волосах Матвея. Бревно, на котором он сидел, отсутствием тепла намекало на скоро приходящую осень. Сзади кто-то прошелся по песку. Матвей оглянулся и поднял брови, увидев Олеся. Странно, что его шаги были уверенными, а не неуклюжими, как обычно.

Подскочив с бревна, Матвей кинулся обниматься. Но объятия его удивили еще больше. Что-то в Олесе изменилось.

– Ты какой-то… другой, – с настороженностью заметил Матвей.

О смерти Лилии он уже знал. В Министерстве сказали: несчастный случай. Но Матвей не верил, ему было ведомо, что Лилия запрещала лабораторным трудоголикам забирать у мага кровь. Она мешала им добраться до материала – чем не причина убить? И теперь опустошенный, словно гранат от зерен, после десятков переливаний парень с грустью глядел в лицо Матвея.

Матвей вытянул ноги, усевшись на песке, Олесь же на них лег головой.

Пятнадцать часов назад Лилия еще оживляла его болтовней по телефону: «Помяни мои слова, в честь него создадут орден любви имени Азарова, который будет помогать магам в борьбе с дискриминацией. Скоро Министерство признает их частью общества. А мы не верили, что к этому лежал мирный путь».

«Мирный ли? – подумал Матвей. – Члены Министерства стаей волков вгрызлись в Олеся как в ягненка. Испили до дна. Обычных граждан обделили, все себе. Как бы их жадность не сгубила».

– Если я буду кашлять, ты не переживай. Так и должно быть, – чуть улыбнулся светловолосый.

Поглаживая его волосы, Матвей размышлял как лучше попросить прощения.

– Катерина и Алексей теперь действительно любят друг друга, – сказал вдруг Олесь.

– Врешь? – Матвей с нежностью усмехнулся.

– Может… Они же столько дел натворили, что, наверное, друг другу зверьми кажутся.

Неловкость и стыд забились в Матвее. Олесь, может, по-прежнему видел Матвея зверем, каким он был, когда назвал Олеся ничтожной крупинкой. Когда обвинил в том, что он верит в сказки. Когда назвал любовь людям ненужной.

Быть может, ничтожная крупинка спасла планету. Где зарождается любовь – там зарождается и мир.

– Меня отпустили. Потому что Министерству я больше не нужен.

– Прости.

Олесь чуть приподнял голову и кашлянул.

– За что?

– За мое «темное» поведение. Тебе достался злой и очень вредный пессимистичный. Но ты меня изменишь. И если ты хочешь спасать мир без революций, подлостей и пакостей, я готов. Хочешь, стану шествовать, держа трафарет с надписью «Миру мир, войне – «Нет!»? Я стану делать все, что потребуешь. Потому что…

Теплый палец коснулся губ Матвея. Убрав палец, Олесь подмигнул, закрыл глаза и нагло попросил:

– Поцелуй.

Матвей наклонился над парнем. Черные волосы коснулись лица и вместе с тем Матвея посетило пугающее чувство одиночества. Слегка поцеловав, он понял страшную правду. Олесь глаза уже не откроет.



Max Austen

#3195 at Fantasy
#157 at Dystopia
#9214 at Fantasy
#2791 at Adventure fantasy

Text includes: любовь, магия, охота

Edited: 29.05.2017

Add to Library


Complain