Спаси мою жизнь

Глава 4

Разбудил меня громкий взрыв хохота, принадлежавший моим девочкам. Они надо мной зубоскалили.

– Что вы делаете на полу, наше высочество? – спросила Анора, а я открыла один глаз и осмотрела фрейлин – все здесь, потом снова закрыла, не шевелясь.

– Веду половую жизнь, – ответила с закрытыми глазами, и новый приступ смеха разнесся по спальне.

– Это официальное разрешение? – поинтересовалась Кармина.

– Нам тоже можно начинать? – проявила любопытство Зеатрисс.

– Можно… – последовала небольшая пауза, во время которой я поднялась с пола. А затем скомандовала: – Начинать наш план.

По пути в ванную комнату скинула ночную сорочку, чтобы ополоснуться. Сегодня, пожалуй, обойдусь без зарядки.

И мы его начали.

Уже второй час я изводила всех гостей, решившихся прогуляться по столице. Градус ненависти ко мне повышался после каждой моей реплики. На лицах приглашенных читалось открытым текстом сожаление о решении совершить прогулку. Однако моими главными мишенями были первые два отпрыска правителя Драгхвара. Я припомнила им обоим все их промахи.

– Вы довольно многогранны, кронпринцесса, – сделал мне комплимент Адалрикус Первый, подошедший сзади.

– Моим образованием занимались достойнейшие из граждан Скаршии, цэ-Сарь, – присела в реверансе перед правителем вурдов.

Адалрикус предложил мне руку, помогая встать, и переложил мою ладонь к себе на локоть. Убирать кисть не стала: я не в том статусе, чтобы отказывать монархам. Некоторое время мы шли молча. Первым безмолвие нарушил вурд.

– Вы не боитесь, что вас могут возненавидеть? – прямолинейно спросил он, намекая на мое сегодняшнее поведение.

– Большей властью наделены страны Центрального мира, – пожала плечами. – Остальные просто наши нахлебники. Их чувства меня не волнуют, – ответила на его вопрос.

– Но у вас должно же быть чувство самосохранения? – меня открыто предостерегли о возможных последствиях моих неосторожных фраз.

– Полностью отсутствует, – одарила своего собеседника широкой улыбкой и пристальным взором. – Как и стыд, – добавила тихо.

– Вы очаровательны, выше высочество, –  наклонившись к моему уху, прошептал Первый.

– Можно Иналина, – дала разрешение называть себя по имени, тем самым включая его в свой ближний круг.

Рискованно. Но он не воспользуется своим положением. В этом я была уверена.

– Рикус, – ушную раковину обожгло горячим дыханием.

Я довольно улыбнулась – теперь могла заглянуть в гости к вурдам без приглашения.

Пешая прогулка продолжилась. Во время нашей беседы за нами многие наблюдали и делали самые различные предположения. Попыталась отыскать Тафара, но его нигде не было. Я занервничала, переживая за Наиму, оставшуюся во дворце. Остальные пять фрейлин сопровождали меня.

– Вы возбуждены и нервничаете, –  негромко заметил Рикус.

– Ваша близость будоражит мои чувства, – произнесла с придыханием.

Тихий урчащий смех коснулся моего слуха.

– Когда Рион говорила о тебе, девочка, она ни на грамм не приукрасила свой рассказ, – фамильярно проговорил вурд.

– Что ж королева сама не пришла? – ядовито поинтересовалась я.

Вроде мужик не обделен силой, а служил посыльным регины Скаршии. Мое восхищение и уважение таяли на глазах.

– Твоя бабушка занята очень важным делом, – не обидевшись на мой тон, продолжил цэ-Сарь. – Она хочет закончить то, что начали наши предки на заре объединения миров. – Я фыркнула, но только для вида.

Все, что связано с объединением, безусловно, важно. Особенно с тех самых пор, как мы узнали о каликах, прислуживавших древним.

– Алларион надеется, что вы присмотрите за королевством, – в этот раз цэ-Сарь не забыл про вежливость.

– Тогда почему она оставила моего отца наместником? – я остановилась, вырывая свою руку, и бесстрашно заглянула в его глаза.

Послышались удивленные шепотки, и на нас стали поглядывать уже с нескрываемым любопытством. Еще бы! Все надеялись на скандал с моим участием и в тайне желали, чтобы меня хотя бы раз прилюдно опустили. Сделать это мог только кто-то из правителей. Остальные бы не решились.

– Вы не любите своего родителя, – подметил он с легким укором, возвращая мою руку на место – к себе на локоть.

За что его любить? В пылу ссоры отец выкрикнул, что я ошибка бурной ночи, а ведь на тот момент я была его единственным ребенком. Риклард упомянул о слепой ведьме, околдовавшей его. И столько ненависти прозвучало в его словах, что я окончательно убедилась в своей незаконнорожденности. О матери мне ничего неизвестно. Все говорили одно и то же: она умерла при родах. Никаких других сведений о женщине, давшей мне жизнь, я так и не нашла. Врали. Все. В том числе и королева. Вот только что скрыли от меня? И от меня ли?

– Ваша кровь ароматна, – Адалрикус решил, видимо, загладить свои слова. – И пьянит, – добавил цэ-Сарь, шумно вдыхая воздух в районе артерии на шее. – Ее запах переливается, как цвета радуги.

– Вы пьете кровь? – я резко сменила тему.

Подозрения насчет абсолютного обоняния вурдов только что нашли свое подтверждение. И раз он общался с Алларион, значит, та ему доверяла, а мне можно немного понаглеть.

– Да, – цэ-Сарь засмеялся, когда я напряглась, услышав его ответ. – Пьем, но не питаемся, – пояснил он. – Она несет в себе информацию о своем носителе.

– И его силу, – добавила я.

– А сила вашей крови ощущается даже через запах, – мою руку правитель вурдов поднес к своим губам, и теплые губы коснулись моей кожи.



Олеля Баянъ

Отредактировано: 17.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться