Спасти Драконова, или В отпуск по работе

Глава 6

ГЛАВА 6

Тим Драконов

Сегодня явно не мой день. Сначала Монки с маскарадом. Большей жути не придумаешь, но посетительницы Драконьих далей просто пищали от восторга. Я и так знал, что собой представляют подобные мероприятия. Дамы наденут все свои украшения и станут похожи на подставку для бриллиантов. Кавалеры будут расхаживать среди них павлинами и пушить несуществующие хвосты. Хотя, у некоторых во второй ипостаси они и так имелись. Самые отчаянные станут навязываться мне. Возможно, проведу с кем-то ночь – одну, не более. Пусть дамам будет, что вспомнить.

Второе недоразумение случилось, когда спускался по ступенькам. На меня налетело нечто несуразное. Крылья-перепонки, ну чем думают барышни, когда гонятся за модой? Вот и в мои руки упала дамочка с вороньим гнездом на голове. Я бы еще выдержал гнездо! Но эти губы… Она напомнила мне лягушку — таращилась, будто перед ней последний мужчина на свете. А ведь умой эту барышню — останется симпатичная девушка. Может, кто и клюнет, но только не я.

Зато дама вцепилась так, будто от этого зависела чья-то жизнь, и пыталась промямлить что-то невразумительное. Заблудилась, что ли? Так я — не носильщик.

— Осторожнее, — рыкнул в лицо «красотке», поставил на ноги и продолжил свой путь. Уже сделал пару шагов, когда за спиной раздался голос Тодда. Он успел отвесить дамочке несколько сомнительных комплиментов. Готов прыгнуть на все, что движется! Наделила же судьба братом. Лучше бы работал так, как щебечет. Р-р-р!

До вечера зарылся с головой в бумаги, а о проклятом маскараде вспомнил, когда до него оставалось не больше получаса. Времени переодеваться не было, поэтому пошел, как был — в рабочем костюме. Кому не нравится, пусть засунут свое мнение себе под крыло.

Все было, как и ожидал. Заунывная музыка, пиликанье скрипок, дамы с такими декольте, что хотелось подойти и спросить: «А зачем вам платье? Не лучше ли без него?» Но долг хозяина Далей обязывал улыбаться. Улыбаться, Тим! Вот и все, что тебе остается. Поворот налево — улыбка. Поворот направо – поцеловать ручку. Опять налево, пока не затрещит шея. Зато за наш столик я рухнул и залпом осушил бокал вина. На трезвую голову воспринимать все окружающее не фарсом не мог.

— Ты что-то поздно, племянник.

Да чтоб мне провалиться! Дядя Монки успел притащить барышню и обнимал её кости, ничуть не стесняясь моего присутствия. Барышня глупо хихикала и стреляла глазками, что в её возрасте смотрелось глупо.

— Это Элионария, на днях взял ее на работу администратором салона, — довольно представил её дядюшка. — А моего старшего племянника Тима, думаю, нет нужды представлять.

— Конечно, его портрет висит во всех девичьих спальнях, — хихикнула Элионария.

Вот интересно, откуда дядя ее выкопал? Ведь дядя Монки — не Тодд, он не так падок на женскую красоту. Мда…

— Тим, почему вы сегодня грустите? — спросила новая фаворитка дяди.

Только хотел ответить, как Монки сделал это за меня:

— Увы, наш Тим несчастен в любви. Вы же знаете, как мало в мире драконов. А он ищет пару только среди этих благородных созданий.

— Ах, как жаль! — Элионария прижала ладошки к плоской груди. — Но неужели нельзя обойти этот запрет?

— Нельзя! — рыкнул я. — Кто вообще сказал, что я хочу его обходить?

— Он так суров, как истинный дракон, — слишком громко прошептала Элионария на ухо дяде. Вылить на неё бокал шампанского, что ли? И посмотрим, кто из нас суров. А вот и Тодд со своей пассией! Я отвернулся. Как только девица вцепилась в меня на лестнице, стало ясно, зачем она приехала. Хочет замуж. Замуж! Словно это решает все жизненные проблемы. Вот только хотят они не за мужчину, а за его кошелек.

Девица быстро освоилась. Я искоса наблюдал за ней. Прическа немного улучшилась — видно, поработали наши специалисты. Губы тоже чуть потухли. Надо же, она стала походить на женщину! Все портило платье — оно сидело, как вторая кожа, а девчонка была несколько… пухловата. Нет, я не любил худышек! Что засматриваться на кости? Но любую фигуру нужно уметь подать. Ей бы подошло нечто нежное, струящееся, в пол, а не эти зеленоватые блестки. Будь они розовыми, эта… Дана, кажется, стала бы похожа на сардельку. Представил себе сардельку на ножках — и настроение стремительно поползло вверх. Нет, не сарделька. Гусеница! Вон, как жует. Зато Тодд над ней так и чахнет. Наверное, рассчитывает после маскарада повести девушку в номер.

А еще меня раздражали маски. Хотя, это было даже символично. Весь мир носит маски! Каждый кем-то притворяется! Я же не терпел притворства и лжи. Не скажу, что сам никогда не врал — увы, наш мир построен на лживых словах. Дамам надо говорить комплименты, даже если они выглядят так, что хочется только смеяться. С мужчинами вести деловые разговоры — тоже не всегда правдивые. Это бизнес. Хорошо поставленный бизнес, который приносит мне доход.

Внезапно на сцену выпорхнула какая-то девица. Лучше бы играла скрипка! Я с холодной яростью разглядывал тонкие ножки, несуразное платье и размалеванное личико. А когда она запела, и вовсе возникло желание заткнуть уши. Но, увы, все, что мог себе позволить — презрительную ухмылку. Да здравствует госпожа Арбузова! Лучше уж эта Дана, которая потребовала десерт. А мне после третьей песни резко захотелось выпить.



Ольга Валентеева, Анна Рэй

Отредактировано: 04.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться