Спасти Драконова, или В отпуск по работе

Глава 10

ГЛАВА 10

Дана Дмитреску

Я сидела в медпункте, а вертлявый врач-лис наглаживал мою ногу, якобы проверяя вывих.

— А так болит? — Он провел пальцами по щиколотке, пробираясь выше.

— Да-а-а! — заорала я, а хмырь докторишка тут же убрал руки.

— Надо наложить повязку, — предложил он.

— Накладывайте, — вздохнула я.

Идея с этим падением казалась мне удачной. Драконов сразу же подхватил меня на руки: вот что значит у мужчины было хорошее воспитание. Наверное, его мама — милейшая женщина. А вырастила такого сноба и буку. Я ведь к нему и грудью прижалась, и в шею дышала, и даже губы подставила. Кстати, действие помады стало сходить и мои «пельмени» чуть уменьшились. И ресницы, слава зверобогу, отклеились. Теперь хоть смогла рассмотреть Драконова во всей красе, а то за ними не видно было ни его орлиного носа, ни твердокаменного подбородка. Интересный мужчина и жаль его, так мается без пары. Но мне раскисать нельзя. Я здесь на задании. Поэтому вытянула губы трубочкой и потянулась за поцелуем. В этот момент лорд отстранился и поставил меня на землю. А потом сбежал, оставив с этим доктором-лисом. И что теперь мне делать с ногой? Придется притворяться и хромать пару дней.

Так я и отправилась с обмотанной ногой, прихрамывая, на сходку агентов. Утром мне передали записку от якобы поклонника, что свидание будет за лодочной станцией. Там, среди кустов и старых перевернутых лодок, я обнаружила Джеймса Бондэроса и агента Дюпонта. Шеф делал вид, что рассматривает окрестности, а Дюпонт в костюме официанта раскладывал закуски и разливал вино. В единственный бокал.

 — Фто ф ногой? — прищурился Бондэрос.

— Производственная травма. Охмуряла вашего Драконова, но он не поддается пока, — с сожалением ответила я и присела на краешек лодки.

— Фот не хотел бфать непфофессионала. Как фнал, фто будут тфудности, — вздохнул босс и отпил из бокала.

А я сглотнула. На улице жара, тоже бы не отказалась от охлажденного винца.

— Меняем план, — продолжил босс, закусывая вино песочной корзиночкой с паштетом. — Дмитфеску, фтифаетесь в дофефие к бфату Дфаконова.

— К Тодду? — удивилась я. И тут же возмутилась: — Но как же так, мой объект — Тим Драконов.

— Фы дфа дня на куфофте! И  фам не удафось офмуфить Дфаконофа! Файметесь Тоддом. А я… — И Бондерос хитро улыбнулся.

— А вы? — хором спросили мы с Дюпонтом.

— А я буду дейстфофать фефеф пефифку! — гордо объявил босс.

— Через прививку? — переспросила я.

— Через певичку, — снисходительно посмотрел на меня Дюпонт. — Но как же вы через нее подберетесь к Драконову?

— Как пфодюфеф! — гордо объявил агент Бондэрос.

— Кто? — я уже ничего не понимала ни в речах босса, ни в его планах.

— Точно! Вы же представились заграничным зверо-продюсером, — с восхищением произнес Дюпонт. — Гениально, шеф! Раз Драконов запал на эту Арбузову, то захочет ее покорить. А тут вы со своим предложением сделать из нее мировую зверо поп звезду!

Бондэрос благосклонно кивнул, радуясь сообразительности агента. Я же сглотнула слезы: обида подступала к горлу. Значит, они решили списать меня со счетов? Изменить по ходу план. Сделать меня запасным вариантом?!

— А вдруг ваша Арбузова и есть Водная охотница? — выпалила я.

Агенты переглянулись и засмеялись.

— Ну, ты даешь! Ты же ее видела — моль общипанная. Какая из нее аферистка и убийца?! Да она своими ручками-веточками пистолет не поднимет, — расхохотался Дюпонт.

— Может, у нее бобер пистолеты поднимает, а она мозг их предприятия, — предположила я.

— Фде там мофг? — скептически поднял бровь агент Бондэрос.

— Согласен, мозг отсутствует, зато какая попа… популярность, в смысле. А этот бобер — композитор и директор коллектива. Я уже все узнал. Не там копаешь, Дмитреску, — с сочувствием посмотрел на меня Дюпонт.

А я-то думала, что он мне друг. Видимо, в ФСО не бывает друзей. Не медведь, а прихвостень шакала.

— Фы фуфукали ее? — тут же спросил Бондерос.

Он жевал вторую корзиночку с паштетом, и сейчас слов было вовсе не разобрать. Но я сообразительная, уже привыкла к странностям нового босса.

— Не фуфукала я ее. В смысле, не унюхала, — вздохнула я.

И это было моим профессиональным фиаско.

— Фот. Фы дафе не мофете опфеделить, фто она фа ффефь, — покачал головой Бондэрос.

— Неопознанный она зверь, — пробормотала я. Допив вино и доев паштет, босс поднялся с лодки. А я продолжала оправдываться: — Да в том то и дело, что от нее веет каким-то странным ароматом. Он отбивает природный запах. А этот Драконов бешеным становится, что-то бормочет про истинную пару.



Ольга Валентеева, Анна Рэй

Отредактировано: 04.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться