Спасти Драконова, или В отпуск по работе

Глав 16-1

ГЛАВА 16

Дана Дмитреску

Пыталась заснуть, но тщетно: все мысли крутились вокруг лорда Драконова. Когда я вышла из ванной комнаты: обомлела. Лорд-дракон разлегся на моей постели, потягивая вино. Я, конечно, знала, что мне придется охмурять объект, но все же была не готова разделить с ним ложе. Но еще больше меня потрясли гнусные обвинения, которыми Драконов сыпал в мой адрес. Хозяин курорта был уверен, что я пыталась устранить конкурентку. Пфф, да нужна мне эта Арбузова! Я же его, глупого, спасала. Вот и делай после этого доброе дело. Попыталась возмутиться, но понимала, что в его глазах выгляжу жалко. И никак не ожидала, что Драконов рассвирепеет. Он вскочил с постели, схватил меня за плечи и с силой затряс.

— Говори правду! — прорычал лорд.

Мои попытки вырваться ни к чему не привели. Эх, можно было бы показать ему пару приемчиков, но, боюсь, после этого лорд точно останется без потомства. Мне стало обидно, что я провалила операцию, да еще и потерпела полное фиаско в охмурении Драконова. Может, Арбузова ни при чем и лишь хотела наполнить бокал? А я перестаралась. Бондэрос прав: ну какая из нее Водная охотница? Если только охотница за мужьями.

— Нужна мне эта певичка облезлая, вот еще — убивать ее! — Я попыталась объясниться с лордом, но лишь жалко всхлипнула, глотая слова. И совершенно неожиданно для себя разревелась.

Удивилась, когда Драконов прижал меня к своей мощной груди и стал гладить по волосам, успокаивая. Ко мне никто никогда так не относился, даже отец. Мне кажется, что он мечтал о сыне, потому что не помню ни одного доброго или ласкового слова: лишь «должна», «сможешь», «обязана». Сама не знаю, как так получилось, только вдруг сильнее прижалась к лорду, подняла голову, наши губы встретились. И… я его поцеловала. А главное, лорд Драконов ответил. Ответил! На мой робкий, неумелый поцелуй! Но затем он замер, тяжело вздохнул и отстранился:

— Дана, прошу меня простить за подозрения.

Драконов отвернулся и торопливо покинул мой номер. Когда захлопнулась дверь, я обессилено опустилась на кровать. И что это было? Как я — агент Дана Дмитреску — могла превратиться в жалкое подобие певички Арбузовой? Зачем так бесстыдно льнула к мужчине, буквально силой вырывая поцелуй? Нет, конечно, это было в рамках роли, которую мне предписали играть в ФСО. Но пугало то, что я желала этих прикосновений, мне понравился поцелуй, хотя сам Тим Драконов категорически не нравился — надменный и крайне неприятный тип. И вот теперь я не спала и размышляла и о событиях дня, и о своем странном поведении. Думаю, что слишком увлеклась ролью скучающей дамы, бегающей за кавалерами. Ведь у меня толком и кавалеров не было, кроме жениха, который снюхался со своей секретаршей-крысой. Мне бы надо держаться подальше от Тима Драконова, но пока не могу: он мой объект. Хотя, меня отстранили, и теперь я должна налаживать контакт с Тоддом. Пожалуй, с утра пораньше навещу ящера, отнесу ему какой-нибудь корм — что там они едят? Траву, лягушек? А от Тима Драконова буду держаться на расстоянии, изучать, присматривать, но в близкие отношения с объектом не вступать. В конце концов, хочет он жениться на этой Леле и получить вместо потомственного дракона крокодила — его дело. Мне же пора заняться делом и вычислить заказчика, а у меня даже подозреваемых нет. Нужно попросить в ФСО файлы на сотрудников Драконьих далей, особенно меня интересует Элионария. Где она раньше работала, как попала на курорт? Позабыв о поцелуе и мысленно проработав план действий, я погрузилась в глубокий сон.

Утром обнаружила записку под дверью: Бондэрос вновь назначил сходку агентов. Только теперь на пляже. Пришлось втиснуться в один из купальников-панцирей, которые навязала мне мадам Жарптицына. Огромная шляпа и полупрозрачное парео завершили образ скучающей модной дамочки. Довольно посмотрела на свое отражение в зеркале. Как ни странно, мне все нравилось, особенно то, что ресницы-бабочки отклеились, а губы перестали напоминать переваренные пельмени. И волосы не змеились, как раньше, а лежали на плечах ровными шелковистыми прядками — шампунь Жарптицыной оказался единственно полезной вещью в моем чемодане.

В такую рань на пляже было безлюдно, видимо, на это и рассчитывал Бандэрос. Пока агенты не появились, я решила насладиться первыми лучами солнца и уютно устроилась в шезлонге, прикрыв глаза.

— Не спать, Дмитреску! — пробасил над ухом знакомый голос оборотня-медведя. — Ты не отдыхать приехала, а работать. Кстати, купальник тебе идет — особенно эти свинки.

Я встрепенулась, опустив взгляд на бикини. И ужаснулась: то, что я приняла за милые розочки на фоне изумрудной травки, оказалось маленькими розовыми свинками, резвящимися на лужайке. Ну, Жарптицына! Ну, ехидна!

— Добфое утфо, — раздался знакомый шепелявый голос, а затем перед взором появился и его обладатель — шеф Бондэрос. Точнее, сейчас он играл роль шоу-зверо-продюсера лорда Эроса. В белоснежном костюме он плюхнулся на соседний шезлонг, а Дюпонт в роли официанта услужливо поднес боссу коктейль подозрительного болотного цвета. 

— А мне? — возмутилась я, но тут же осеклась, почувствовав странный, я бы сказала, трупный запах.

— Не положено по статусу, — ответил Дюпонт. И склонился перед боссом в поклоне: — Это я лично выжимал из шпината и цветов дракункулюса. Все по рецепту мадам Жарптицыной. Она сказала, что если пить этот коктейль регулярно, то потенция будет, как у дракона. В смысле, потенциал…



Ольга Валентеева, Анна Рэй

Отредактировано: 04.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться