Спасти Драконова, или В отпуск по работе

Размер шрифта: - +

Глава 17-2

Тодд ждал меня у дверей. Но как только узнал, что зеленую папку забрал брат, расплакался словно ребенок. Никогда не видела, чтобы ящеры роняли такие огромные слезы. Да я и ящеров таких огромных никогда не видела.

— Дорогой, не плачь, я не смогла ничего сделать. Твой брат набросился на меня чуть ли не с кулаками, когда застал в кабинете, — утешала я Тодда, гладя по не слишком приятной на ощупь шершавой шкуре. Тот затих и внимательно слушал. — Но я что-нибудь придумаю. Мы обязательно заберем эти документы, если они так важны для тебя.

— Пфа... Пфа… — радостно завилял хвостом ящер и улыбнулся в зверином оскале.

— Вот и ладно. А теперь пойдем в ресторан обедать. Тебе нужно быть с семьей, чувствовать себя человеком, так ты скорее придешь в себя и обернешься, — успокоила я Тодда и обвязала его шею своим розовым шарфиком. Получилось что-то типа поводка.

Ящер лизнул меня в лицо, а я потянула зверюгу за собой.

Мое появление в ресторане было фееричным. Я щеголяла в розовом сарафане с рисунком в виде очаровательных маленьких ящерок, которых сперва приняла за листики. Все-таки у мадам Жарптицыной оригинальный вкус, но сейчас ее зверо-наряд был в самый раз. За собой на поводке-шарфе я вела Тодда-ящера. Он важно вышагивал, радостно скалился, а окружающие расступались перед нами: то ли в шоке, то ли в восхищении. За столом обнаружила все ту же компанию. А нет — Элионарии не было. На мой вопрос «Что с ней», дядя Монки печально вздохнул:

— Производственная травма. Она перепутала капсулы, которые заказал для салона Тодд. Решила испробовать омолаживающий эффект на себе, но, увы, действие оказалось иным.

— Иным? — мы с Тоддом переглянулись.

Ящер уже важно восседал на стуле, я повязала ему на шею салфетку и достала банку с лягушками, которые собрала по дороге. При этом радостно заметила, как Леля скривилась.

— И Вам, Лелечка, приятного аппетита, — я мило улыбнулась сопернице и высыпала на тарелку Тодда парочку лягушек.

Он тут же подхватил их длинным раздвоенным языком и довольно заурчал. Леля позеленела, Лорд Драконов странно сглотнул, а вот дядю Монки, похоже, вкусы младшего племянника ничуть не волновали. Он продолжил уплетать рагу из кролика и заодно рассказывать о злоключениях Элионарии:

 — Тодд недавно приобрел уникальную установку для временных татуировок. Можно сделать настройки на конкретную часть тела, а можно и на все. Но у Эли не было опыта работы с такой аппаратурой, и она не рассчитала силу воздействия. И сейчас ее тело сплошь покрыто одной большой татуировкой.

— Но это же временно? — театрально ужаснулась я.

— Два-три дня, не больше. Но показаться в обществе в таком виде она, увы, не может, — вздохнул дядя Монки, подцепив вилкой знатный кусок мяса.

— А я бы не отказалась от татуировки на… — Арбузова склонилась к Тиму и что-то прошептала ему на ушко.

Драконов раздул ноздри, вдыхая странный кисловатый аромат Лелиных духов, и с придыханием произнес:

— Все, как ты захочешь.

Мужчина поднес к губам ее ручку, целуя костлявые пальчики. Я не преминула подколоть:

— Смотрю, вы так заботитесь о малознакомой девушке, лорд Драконов. А когда же вы собираетесь заняться здоровьем брата и привести к нему лучшего в стране эскулапа? Похоже, ваши хваленые курортные лекари бессильны.

— Пфа… — тут же кивнул Тодд, заглотнув последнюю лягушку.

Арбузова икнула, прикрыв рот рукой, а Драконов нахмурился:

— Я рад, что вы прониклись такой симпатией к Тодду. Но семейные вопросы мы решаем в узком кругу. Тем не менее, отвечу — скоро на курорт приедет наша мама и привезет семейного лекаря. Он лучший.

— Мама? — оживилась Леля. — Надеюсь, Тим, ты меня представишь старушке?

Мама меня тоже заинтересовала, а вот Арбузова раздражала. Элионарию я временно вывела из игры, теперь хорошо бы устранить и эту. А то болтаются под ногами, мешают дело раскрыть. Пока Водная охотница бродит по курорту, ближе подбираясь к Драконову, я вынуждена отвлекаться на разных певичек. Только я хотела съязвить, что Леля вряд ли очарует маму в таком прозрачном наряде, как услышала волшебный мягкий баритон:

— А меня, Тим, ты представишь милым дамам?

Мы с Арбузовой развернулись к говорившему и обомлели с одинаковыми выражениями на лицах. Перед нами стоял зверо-бог: потрясающий Ник Стар.



Ольга Валентеева, Анна Рэй

Отредактировано: 04.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться