Спасти сказочного короля

Размер шрифта: - +

Лунная принцесса

Уснула Валя мгновенно. На сей раз обошлось без видений. Разбудил её Джолей, завозившись, едва птицы завели утреннюю кокофонию. Пёс спрыгнул с кровати и выбежал из палатки, полог который был отдёрнут. Лялька села, потянулась и спросила, ни к кому не обращаясь:

– Это было, или нет?

– Вы о Лунных призраках, ваша милость? – выглянула из-за занавески Гретти.

– Тирль запрещал называть вслух всяких так по имени, – строго сказала Валя, припомнив, что сам Херувимчик тоже кричал ей и другим о том, кто именно напал на лагерь.

– У них другое имя, – пояснила служанка, водружая на табурет таз и указывая глазами на кувшин с тёплой водой, – извольте умываться.

– А у Лунной принцессы?

– Тоже другое.

Поплескавшись в воде и почистив зубы расщеплённой с торца палочкой, девушка объявила:

– Пойду, с величеством попрощаюсь.

Она осмотрела платье – не перемялось, хорошая ткань. Завязала потуже шнурки на ботинках, взяла рюкзак, вытащила из-под подушки очки. Надо вернуть их Марго. Посмотрела на деловито возившуюся с тазиком и кувшином девочку: может быть, Гретти подарить? Или Тирлю? То-то рад будет. Нет, надо всё-таки вернуть хозяйке. Пошагала к королевскому шатру. Надеялась уговорить Геру оставить сказку, слишком тут всё серьёзно завертелось.

Дежуривший у входа парень дёрнулся было, чтобы перегородить дорогу, но узнав героиню ночного происшествия, отступил с поклоном:

– Ваша милость.

Пока он не передумал, Лялька поспешила заскочить внутрь и остолбенела. Вокруг стола довольно тесно, из-за нехватки места, сидели восемь мужчин. Кроме Геры, советника, постельничего и его сыновей, которых Валя видела накануне, были ещё трое незнакомцев. Все повернулись к вошедшей. Та неловко присела и поздоровалась.

– Уже отправляешься? – спросил лже-король.

– И тебе советую, – заявила девушка, здесь становится слишком опасно.

– Чужестранка права, – поддержал постельничий, – вашему величеству стоит скрыться за границей.

Лялька сообразила, что не все из присутствующих в курсе того, что король не настоящий и прикусила губу. Надо было поговорить наедине, а не врываться на совет. Эту здравую мысль подтверждал гневный взгляд советника. Будь у него хоть капля огненной магии, от Вали уже кучка пепла осталась бы, такие молнии метали тёмные глаза из-под кустистых бровей.

– Присаживайтесь, ваша милость, – один из сыновей постельничего поднялся и предложил свой стул девушке. Она покрутила головой, чувствовать себя стиснутой широкими плечами не очень-то хотелось. Шагнула к замеченной чуть в стороне табуретке, опустилась на неё, устроив рюкзак на коленях, как будто так и нужно было. Мужчины продолжили прерванное обсуждение.

– Надеюсь, все согласны с тем, что ночные гости явились сюда не просто так, а по чьему-то указанию, – сказал советник.

– Колдовству, Пол, – поправил его один из незнакомцев.

– Именно колдовству, барон, – согласился советник.

Вот, как его зовут, оказывается. Полморковки – мысленно окрестила неприятного мужчину Лялька.

– И если бы не эта чудесная барышня и её собака, – указал на Ляльку тот, – мы бы сейчас были кормом для муравьёв. Подозреваю, что наши недруги не ограничатся неудавшейся попыткой уничтожить сторонников истинного короля!

– Выследили в этот раз, выследят и в другой, – сокрушённо покачал головой постельничий, – если на их стороне Лунная принцесса, мы обречены.

Дальше разговор пошёл о том, точно ли загадочная принцесса помогает Карломану, или это был единовременный шаг в оплату старого долга, например, или случайность, возможно, Лунную принцессу обманули... Лялька наблюдала за Герой. Тот не участвовал в обсуждениях, рисовал на столешнице невидимые линии кончиком ножа. Девушка в мыслях подбирала слова, чтобы убедить друга отправиться домой вместе с ней. Ведь оба они могли погибнуть сегодня. Он должен подумать о своей матери. Каково бедной женщине потерять сына после стольких лет борьбы за его здоровье? Только-только парень поднялся с инвалидного кресла, только-только она смогла оставлять его без присмотра и опеки, а тут такое! Лялька чувствовала долю своей вины в том, что Гера оказался в сказочном мире, ведь именно его она позвала, когда надеялась попасть домой. Хотя, могла ли она знать, что Гера ринется ей на помощь? И о том, что помощь эта ей понадобится, тоже не догадывалась. Под равномерный гул голосов думалось хорошо. Мужчины, даже говоря об опасностях, старались демонстрировать выдержку и достоинство. Валя прониклась невольным уважением ко всем, включая Полморковки – советник умело руководил процессом. Можно было сравнить его с дирижёром. Исполнялось что-то типа мужского хорала. Басил, безусловно солируя, барон. Аккомпанементом ему звучали два его вассала. Баритон советника и тенор постельничего украшали бархат основного звучания строгим орнаментом – золотым и серебристым. Казалось, ещё чуть-чуть и исполнение прервётся аплодисментами. Вместо этого раздался звонкий, не вписывающийся в общий хор голос Геры:

– Получается, эти твари живут одну ночь?

– Совершенно верно, ваше величество, – подтвердил советник, – Лунных призраков сотворяют для конкретного задания, с рассветом они упокаиваются.

– Тот, кто дал задание, как узнаёт о выполнении?

Барон развёл руками, в знак очевидности ответа на вопрос короля:

– Истекающие кровью люди – всё подтверждение.

– Карломан, наверняка, послал кого-нибудь, убедиться, что мы погибли. Его ждёт разочарование.

– И новые коварные планы на наш счёт, – добавил постельничий.

– Значит, надо сделать так, чтобы посланцы Карломана нашли то, чего ожидают.



Ирина Ваганова

Отредактировано: 18.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться