Спасти Золотого Дракона

Размер шрифта: - +

17

Алисия лежала на крыше таверны и следила за Лайгоном. Ей тоже уже порядком надоело ждать, но уйти она не могла. Лук не был наготове: она знала, что её знакомый собирается сделать и не собиралась препятствовать этому. Ей было намного интересней, куда он отправится после. Девушка решила последовать за ним, тем более, она всё равно собиралась покинуть эти места. Как же всё-таки интересен ей был этот странный мужчина! Настолько, что даже сейчас было интересно наблюдать за ним.

Самоуверенный и суровый, он даже не замечал её изучающего взгляда на себе и не предполагал, что в эти самые минуты, когда от воспоминаний о Валинкаре его зелёные глаза вспыхивают ненавистью, на них любуется та, которой он вовсе не хотел бы показывать свою истинную сущность.

Лайгон дождался. Двое здоровяков вышли из опустевшей таверны. Алисия видела, как они неровной походкой побрели по улице, как в руках у валинкарца блеснули лезвия клинков. Незаметной тенью он метнулся к своим жертвам, резко вгоняя клинки в спины врагов. С одним всё прошло гладко, он захрипел и, корчась, упал на землю. А вот со вторым вышла осечка. Левая рука подвела: она ещё не полностью восстановилась. Клинок вошёл не так точно, как планировалось, и, упёршись в кость, не смог нанести смертельный урон, но при этом остался в теле врага. Раненый зарычал от боли, развернулся и резко бросился в бой. Такой прыти от него валинкарец не ожидал. Этот мужик был действительно силён: выпивший, раненый, он и то заставил своими действиями полубога уйти в глухую оборону, не давая времени на попытки нанести ответный удар. Уклоняясь от ударов, Лайгон пытался отойти назад. Ощущать себя безоружным было некомфортно, а где-то там, шагах в десяти, на земле он оставил свой посох. Хоть эта вещица больше и не могла дать ему магического преимущества, оружие из неё по-прежнему было неплохим, особенно за неимением другого. Но раненый человек никак не давал отступить даже на пару шагов, боль отрезвила его, и он вёл себя как матёрый боец. Всё пошло не так.

С крыши таверны был отличный обзор. Алисия даже хотела было натянуть тетиву и помочь Лайгону, но услышала, как на шум выбегает трактирщик, а с другого конца улицы уже явственно раздавался цокот копыт – местная стража спешила на помощь. «Уйти по-тихому у него уже не получится», - подумала девушка. Приказ не убивать подозрительных, а брать в плен для допроса был как раз кстати, Алисии бы не хотелось, чтобы валинкарца убили. «Самое место ему было бы за решёткой, чтобы не повадно было пытаться разыскать Тёмного Эльфа, когда-нибудь правда о Варте всплывёт, и тогда уж…», - она не успела додумать.

Стражник пустил стрелу, целясь по ногам, но Лайгон вовремя успел увернуться и ловко подставить под неё своего противника. Оба оказались на земле,  человек замешкался от нового ранения. Этого было достаточно, чтобы валинкарец успел выдернуть клинок из лежавшего неподалёку трупа и вонзить его в сердце врага.  Тот испустил протяжный предсмертный вопль и замолк. Стражники не успели ничего предпринять, Лайгон продемонстрировал им открытые ладони и медленно, стараясь не провоцировать лучников, поднялся с земли. Он тяжело дышал и фальшиво улыбался: этот вечер отнял у него много сил. Маг бросил взгляд на посох - тот был далеко.

Один из стражников подошёл и уколол валинкарца в плечо дротиком, пропитанным специальным снотворным. Лайгон сопротивления не оказывал, и довольно быстро стал ощущать, что ноги больше не держат его. Глядя на оседающего на землю мужчину, Алисия облегчённо вздохнула: на какое-то время он в безопасности, по крайней мере, от самого себя.

***

Прошли практически сутки. Проснулся Лайгон на тонком слое подопревшего сена, ощущая холод пола. Воздух здесь оказался сырым и прохладным. Это была не лучшая камера, хоть Лайгон в них и не разбирался, так как ему прежде не доводилось сидеть за решёткой. И всё-таки он был уверен, что эта камера оставляет желать лучшего. Но главное, что он был жив и отмщён.

Валинкарец мужественно воспринял своё заточение, хоть пока что голова работала плохо, так как снотворное в крови ещё действовало. Мужчина сел и огляделся. Окон не обнаружилось, а значит, рассчитывать на постороннюю помощь не приходилось. Решётка на двери установлена толстая и редкая, но протиснуться между прутьями тоже не представлялось возможным.

Про Алисию он и не думал: по его соображениям, она должна была уже быть в пути, где-то далеко отсюда, ведь он ушёл, не попрощавшись… Так что думать о ней было нельзя, чтобы не увлечься. Поэтому, когда, спустя несколько томительных часов тишины послышались шаги, он и не подумал, что это именно она в сопровождении стражника вошла в сырой полуподвал.

Лайгон даже не взглянул в их сторону. Он сидел на полу, вытянув ноги и прислонившись спиной к каменной стене. Тело болело не сильно, но всё же даже небольшая потасовка давала о себе знать. Впрочем, это было бы даже приятно, если б не напоминало о человеческой сущности и о том, что он лишён магических сил.

 Стражник тактично не стал подходить близко к камере, однако не было сомнений, что в такой тишине каждое слово он и так будет слышать. Алисия бесшумно подошла к решётке. Почувствовав чьё-то присутствие, Лайгон перевёл взгляд на девушку и вздрогнул от того, насколько она близко.

На мгновение в зелёных глазах мелькнуло удивление, но после он широко улыбнулся и, ухмыльнувшись, сказал:

- Снова подкралась... Какими судьбами?

Он не мог определить для себя чувства, которые вызвало её появление. Радость? Надежда? Облегчение?

Он пока не успел обдумать своё положение, и потому не впадал в уныние или отчаянье. Но то, что девушка пришла к нему - хороший знак!

- Зашла попрощаться, - пожала плечами Алисия. -  Я говорила, что мне надо уходить... Так что прощай... Смотрю, больше мне нечем тебе помочь... - она сказала об этом так трогательно-печально, словно потратила годы на его перевоспитание, а теперь поняла, что всё было напрасно.



Анастасия Енодина

Отредактировано: 01.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться