Спасти Золотого Дракона

Размер шрифта: - +

22

Лайгон перевернулся на спину, с удовольствием потянулся, и благодарные суставы отозвались хрустом. Ни разу ещё в этом мире у него не было этого не ценимого ранее ощущения, с которым он проснулся сейчас – ощущения, что ничего нигде не болит. Кроме того, на нём не было одежды, помимо лёгких, явно не его штанов. Но на этот факт мужчина внимания не обратил, так как ему было слишком хорошо и слишком уютно под необычайно мягким одеялом, от которого не было жарко и которое было приятным к обнажённому телу. Лайгон позволил себе насладиться этим спокойствием, не разрешая никаким мыслям прокрадываться в его голову, в которой сейчас было так ясно и легко, что не хотелось разрушать это редкое ощущение. Пролежав так ещё довольно долго, он всё-таки лениво открыл глаза и сразу же  увидел незнакомый деревянный потолок. Мысли, отсутствием коих он только что наслаждался, мигом заполнили сознание. Быстренько восстановив в памяти события, мужчина столкнулся с тем, что что-то не сходится. Он резко сел, свесив ноги с кровати и огляделся: первым делом заметил рядом у стены свой магический посох, а после увидел в углу комнаты человека, который сидел на кованом стуле, закинув ногу на ногу, и неторопливо курил трубку, тактично выдыхая табачный дым в приоткрытое окошко и не обращая внимания на движения валинкарца.

Любопытство сразу же охватило мужчину. Кто это человек? Почему он рядом? Где они находятся? И, главное: где Алисия?

Он суетливо оглядел небольшую уютную комнату во второй раз, но девушки здесь явно не было. Лайгон ощутил странную тревогу, волнение, которое было очень сложно унять. Где она? Что случилось с ней, после того, как он отключился?

Мужчина не допускал мысли о её смерти, боялся допускать их и гнал прочь. Он так переживал за неё, что даже не задумался ни о том, что она лишь презренный человек, ни о том, что привязываться ни к кому нельзя.

Лайгон снова взглянул на человека, сидящего на стуле. Лица его против солнца не было видно.

- Со мной был человек… девушка – говори, что с ней? – резко спросил Лайгон, которому не нравилось всё происходящее.

Голос валинкарца не заставил человека посмотреть в его сторону, однако сам вопрос явно привёл его в некоторое замешательство:

- Человек-девушка? .. – он немного задумался, потёр подбородок, и лишь спустя несколько томительных мгновений отозвался без тени издёвки: - Очень трогательно, что ты спросил. Не переживай. Скоро ты её увидишь, – это было сказано успокаивающим тоном, но дающим понять, что на конкретику рассчитывать не приходится.

"Скоро ты её увидишь" могло означать что угодно. Увидеть - мало. Он хотел знать, что она в порядке и в безопасности.

Лайгона ответ незнакомца не устроил, и он подумал, что можно попытаться силой выпытать подробности. А силы он в себе ощущал, как в лучшие дни своей жизни. Жизни не в Валинкаре, потому что в нём он никогда не мог поистине ощутить своё магическое могущество. Сейчас магии в нём по-прежнему не было, но физические силы прекрасно восстановились, да и отчего-то приподнятый моральный дух помогал верить, что он отныне силён.

 Но человек повернул к нему голову так, что чёткий силуэт его заострённых ушей заставил Лайгона передумать влезать в разборки. Покопавшись в памяти, он понял, кто перед ним, по крайней мере, кем он мог бы быть.

События понемногу выстроились в логическую цепочку из воспоминаний и домыслов.

Алисия признала в мчащемся к ним всаднике Варта, хоть никогда его не видела прежде, но увидев, сразу поняла, что это именно он. Только было не очень понятно, почему в таком случае Лайгон вообще ещё жив. Валинкарец прикинул, что если Тёмный Эльф действительно мудр и хитёр, то вполне мог решить оставить его в живых из своих корыстных целей. Становиться его марионеткой не хотелось. Надежда, что этот эльф вовсе не тот, о котором ему рассказывала Алисия, была слабая, но на всякий случай Лайгон спросил:

- Ты Варт?

Эльф задумчиво затянулся и философски ответил, выпуская изо рта дымок:

- И да, и нет…

Лайгона он начинал раздражать своими недомолвками. Валинкарец встал, ощутив под босыми ногами приятное тепло деревянного пола, и подошёл к человеку с яростным желанием узреть лицо наглеца, но, взглянув в его темно-зелёные глаза, не увидел в них ни капли насмешки или издёвки. Лайгон от этого немного растерялся, присел на соседний стул и требовательно сказал:

- Поясни.

Эльф радушно улыбнулся и заговорил медленно и негромко, будто обсуждал с давним приятелем причуды погоды:

- Всё просто: если ты имеешь в виду «Варт» - ценитель вечных идеалов, таинственный мудрый повелитель тёмных эльфов, живущий в неизвестной всем прочим расам обители, обладающий высшей магией и прекрасным нравом - то да, это я, несмотря на то, что обычно меня зовут Алдан или просто Тёмный; а если ты имеешь в виду «Варт» - существо, объединяющее орков, вурдалаков и прочую нечисть против людей, гномов и светлых эльфов - то нет, это не я, и я не знаю, кто он.

Лайгон был немало ошарашен спокойным поведением собеседника и его невозмутимостью, и потому невнимательно слушал всё, что тот так долго и неспешно говорил. В итоге валинкарец понял мало, так как не очень-то и старался вникать, хотя основную суть ухватил верно – это был Тёмный Эльф, и он не желал своему гостю.... или пленнику зла. Лайгону совершенно не хотелось разбираться с тем, что происходит в этом мире, но почему-то казалось, что он уже нашёл того, кто сможет ему помочь… если захочет. А в том, что такое желание может возникнуть у этого эльфа, он отнюдь не был уверен.

Эльф был красив, хоть и облачён в видавшую виды одежду коричневых тонов. Оружия при нём не было никакого, но Лайгон чувствовал присутствие сильнейшей магической энергии в Тёмном. Впервые за дни изгнания он ощущал, что магия в этом мире действительно существует, причём сильная и величественная. Такая, какой некогда обладал и он сам. Впрочем, физические данные эльфа тоже придавали внушительности его виду, хоть он и был не грозен, а даже миролюбив.



Анастасия Енодина

Отредактировано: 01.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться