Спасти Золотого Дракона

Размер шрифта: - +

23

Элтарэй, неприкосновенное обиталище тёмных эльфов, представлял собой большую территорию с полями, перелесками и уютными небольшими домиками. Неприкосновенность этих мест была обусловлена тем, что вокруг высились неприступные горы, со всех сторон обхватывая этот оторванный от остального мира островок гармонии. Здесь даже климат был другой, и сейчас тут царило тёплое лето.

Это место тоже могло бы напомнить Лайгону Валинкар, однако он не обнаружил и не придал значения этому сходству. Валинкар тоже опоясывали горы, с той лишь разницей, что он являлся не частью огромного мира, а планетой, и потому за толстым слоем горной породы ничего не было.

Тёмные эльфы в этом мире считались немногочисленной расой, их было не больше двадцати. Они жили здесь не всё время, периодически отправляясь в другие миры на долгие столетия, а потом снова возвращаясь сюда. Элтарэй казался ухоженным и аккуратным, его обитатели бережно относились ко всему вокруг. Тёмные эльфы по темпераменту, как выяснилось, совершенно не походили на своего предводителя: они были приветливы, но в лишние разговоры не вступали.

Алдан вёл своих гостей по песчаной тропе и что-то рассказывал. Алисия восторженно слушала, иногда задавала вопросы, переспрашивала, желая знать подробности, и вообще вела себя так, будто давно не общалась с кем-то разумным. Лайгон перестал слушать примерно на том месте, где выяснилось, что курящего эльфа, пусть даже и тёмного, девушке доводилось видеть впервые и это её несказанно забавляло. Тёмный часто улыбался, но улыбка его была совсем не такая, как у Лайгона – эльф улыбался открыто и всегда доброжелательно, хоть иногда и делал это одними только глазами.

Они уходили всё дальше от домиков и вскоре им на пути перестали попадаться эльфы. Вокруг росли старые, но пышно цветущие деверья, обвитые зелёными тонкими вьющимися растениями, и от них распространялся приятный нерезкий запах. Лайгон плёлся, полностью погрузившись в раздумья о том, как бы поговорить с Тёмным без присутствия Алисии. Он даже не заметил, когда именно огромный пёс нагнал их и, весело виляя хвостом и высунув слюнявый язык, принялся вертеться около ног. Из задумчивости Лайгон был бесцеремонно выведен псом, который резко остановился перед валинкарцем так, что тот чуть об него не запнулся. Лайгон про себя выругался, а, вернувшись к действительности, обнаружил, что его спутники остановились и молча на что-то смотрят.

Этим чем-то была грубо вытесанная из серого камня фигура человека в длинном балахоне, державшего в одной руке простую сучковатую палку-посох, а другой приобнимавшего сидящего рядом с ним могучего грифона. Они смотрели друг другу в каменные невидящие глаза уже очень много тысячелетий, и от этого были изрядно попорчены дождём и ветрами. В отличии от Алисии, увиденное Лайгона ни капли не впечатлило, но он счёл разумным спросить:

- А это, собственно, кто?

Тёмный снисходительно ухмыльнулся, а девушка возмутилась:

- Ты что, вообще его не слушал?

Валинкарец виновато улыбнулся, хотя совершенно не сожалел об упущенных знаниях. Он был даже рад прослушать всё то, что обсуждали его общительные спутники. Миролюбивый Алдан, казалось, ничуть не разочаровался в Лайгоне, как в собеседнике, и дружелюбно предложил:

- Если тебе интересно, могу  вкратце повторить, – и мягко улыбнулся.

Слово «вкратце» было сказано обнадёживающе и с таким радушным пониманием, что Лайгон ответно почти искренне улыбнулся и кивнул.

Алдан начал пересказывать ему то, что только что закончил рассказывать девушке. Валинкарец слушал, не перебивая, терпеливо и внимательно, изредка неодобрительно поглядывая в сторону играющей с псом Алисии. Суть повествования сводилась к тому, что  Элтарэй изначально являлся местом, где гнездовались грифоны. Это было десятки тысяч лет назад, и кроме тёмных эльфов в этом мире никто уж и не помнил, что некогда он принадлежал друидам, архангелам и грифонам. Тот навсегда утерянный мир был поистине идеальным, поскольку населявшие его существа обладали мягкими характерами и отсутствием какого-либо соперничества, что позволяло им жить в невероятной гармонии как друг с другом, так и с природой.

Но всему приходит конец. И причина этому бывает зачастую весьма неожиданная: климат в мире начал меняться. Холодало, и крылатым созданиям – архангелам и грифонам - приходилось нелегко. Друиды были мудры и могущественны, но с природой совладать не могли даже они. Зато им удалось создать портал, чтобы отправиться на поиски подходящего для грифонов мира. Архангелы были не так дружны с друидами, но те их не бросили. Искали подходящий мир долго, потому что завоёвывать силой не хотели, а все хорошие миры были уже изрядно заселены. Но годы поисков не прошли даром, и в итоге дали отличный результат: мир, идеальный для крылатых и устраивавший друидов, был найден.

Суть рассказа сводилась к тому, что теперь остался в этом покинутом ими мире от той эпохи лишь памятник и портал с вечным неиссякаемым запасом магической энергии. Последний заинтересовал Лайгона куда больше, чем памятник, но Алдан сказал про него мельком, вскользь, как бы случайно проговорившись. Только потом Лайгон понял, что ради последних фраз своей легенды Тёмный и хотел повторить её ему.

Они пошли дальше, уходя от памятника в сторону блестящей глади водоёма. У Лайгона появилась новая пища для размышлений, но он даже не начал толком в них погружаться, как они уже подошли к берегу. Алдан указал на большущее озеро с кристально чистой голубой водой.

- Переплывёшь? – лукаво спросил Тёмный, и в его глазах запрыгали задорные огоньки. Он вложил в одно это слово и ненавязчивое предложение окунуться, и по-детски глупый вызов, и что-то ещё, чего Лайгон так и не понял, но именно это заставило его согласиться.

- Переплыву, -  неискренне улыбнулся Лайгон. Он не собирался играть по правилам этого наглого эльфа, но ссориться с ним тоже было бы сейчас некстати.



Анастасия Енодина

Отредактировано: 01.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться