Спасти Золотого Дракона

Размер шрифта: - +

41

Алдан шёл рядом с Лайгоном, не зная, что ему сказать. Куда они направлялись, оба понятия не имели. Было темно, но это не могло остановить мужчину, который не привык бездействовать и просто не мог сейчас сидеть без дела, утопая в отчаянье. Гроза гремела уже где-то очень далеко, и чистое небо радовало наличием на нём ярких ночных светил. Алдан в задумчивости глядел наверх. Эльфу было искренне жаль валинкарца, и он пытался придумать хоть что-нибудь, чтобы вернуть ему хотя бы магию. Лайгон же уверенно шёл, не замечая ничего вокруг. Он пребывал в унынии. На сей раз он не видел никакого выхода из ситуации, и даже не пытался его найти. Это было несвойственным для него состоянием, и этот факт особенно тяготил.

- Я тут подумал, - начал Тёмный, желая вселить надежду в мага. – Если представить, что темпоральные перемещения возможны, то можно попытаться найти свидетельства этому в книгах, постараться постичь магию сего процесса. Возможно, это не так трудно… Через несколько десятилетий изучения этого вопроса мы бы могли попытаться вернуть тебя в тот момент, когда ты совершал преступление, за которое был отправлен сюда. Ты бы не совершал его, и…

- Я не хочу ничего исправлять! – перебил Лайгон, и эльф с удовольствием заметил, что его апатия сменяется яростью. - Я сделал то, что считал нужным, и не испытываю мук совести! Если я вернусь в Валинкар, то только, чтобы отомстить им всем! Мне плевать, было всё это или нет – меня ещё никогда не втаптывали в грязь так, как в этом мире!

- Если обретёшь силу, моему миру тоже отомстишь? – тихо спросил эльф.

- Нет. Миру – нет. Отдельным обитателям – обязательно! – грезить о возмездии Лайгону всегда нравилось. - Твой мир помог мне ещё раз утвердиться в правильности моих жизненных позиций. Хотя, признаться, в какой-то момент они пошатнулись. Но я справился с этим.

Алдан печально вздохнул, глядя на собеседника.

- Всё, что у тебя было, когда ты попал сюда – ненависть и злоба. Жаль, если, покидая его, у тебя по-прежнему будет только лишь это.

- Мне тоже жаль, - неожиданно признался маг, опровергая этим свои предшествующие речи. -  Но, увы, пока я не покидаю твой мир.

Тёмный решил не лезть в душу магу, который сам не знал, чего он хочет и о чём печалится. Поводов для уныния у него было много. Эльф лишь ненадолго вывел его из состояния безразличия. Стоило замолчать, и полубог снова вернулся к своей апатии.

Они шли по пустынному заросшему высокой травой полю, когда эльф резко замер. Лайгон прислушался, и вскоре тоже услышал хлопанье огромных мощных крыльев. Страх от надвигающейся опасности не смог пробиться сквозь безразличие ко всему. Маг оставался спокоен. Кто-то громадный приближался к ним по воздуху, а у валинкарца был лишь дарованный Элдором кинжал. Но ему было всё равно.

Звук опасно приближался, и вскоре из-за леса показался ненавистный Лайгону Золотой Дракон. Маг узнал бы его из тысячи, в этом мужчина не сомневался, хоть за всю свою жизнь видел лишь этого дракона. Полубог запретил мыслям и вопросам появляться в голове. Нужно было действовать. Вот только, что можно предпринять посреди поля против летящего дракона? Маг видел, что оранжевые глаза устремлены на него. Не было сомнений, что дракону нужен именно он. Что ж, принять смерть от такого существа хотя бы не виделось ему постыдным. Во всяком случае лучше, чем сгинуть в тюрьме Заречья или быть разорванным дикими зверьми.

- Уходи, Алдан! – рявкнул валинкарец, полагая, что тот сможет успеть спастись, но Тёмный не собирался его бросать. – Магия бессильна против него! – напомнил полубог.

- По крайней мере, я смогу защитить нас от его пламени! И ты не сгоришь заживо в первые же секунды!

Мужчине было, по сути, не принципиально, на какой секунде его испепелит или раздавит дракон, но от слов эльфа на душе стало тепло. Вспомнилась Алисия, которая была готова сражаться с ним бок о бок до последнего, не пытаясь спасти себя. В уме снова закопошились предательские мысли о том, что, возможно, он предвзято относился к Алдану и на самом деле он достойный эльф и настоящий друг. Такой, каких никогда не было у Лайгона в Валинкаре.

Лайгон не стал спорить ни с самим собой, ни с Тёмным, и даже слегка улыбнулся ему. Тем временем дракон уже оказался практически над путниками. Уныние валинкарца резко трансформировалось в ненависть к виновнику его бед, пикирующему прямо на него и эльфа. Понимая, что физический урон нанести дракону не получится, маг твёрдо решил хотя бы подпортить ему настроение своими речами.

Дракон приземлился на непочтительно близком расстоянии от Лайгона и Алдана, и при взмахах его мощных крыльев им пришлось постараться, чтобы не упасть, повинуясь потокам воздуха. Эльф был готов к обороне, но понимал, что нападать бессмысленно и потому находился в ожидании действий противника. Дракон же приглядывался к замершим путникам, и тоже не спешил что-либо предпринимать для их уничтожения.

Лайгон приготовился напоследок высказать этому существу всё, что о нём думает, но замер на полуслове, так как заметил, что выражение морды дракона было не таким, каким Лайгон его запомнил в прошлый раз: сейчас он смотрел с интересом и лукавым огоньком в рыжих глазах, а от прежней ярости и злобы не осталось и тени. Пока маг лихорадочно пытался понять, что бы это всё могло значить, дракон заговорил с ним первый:

- Ты не хочешь вернуться к той, ради которой бросил вызов мне? – спросил он, опаляя валинкарца своим горячим дыханием.

- Пришёл издеваться? – догадался Лайгон. – Что ж, попробуй!... – он ощущал дикую смесь ненависти, отчаянья и страха перед неминуемой смертью, отчего выстроить логическую цепочку, позволяющую понять, что происходит, был просто не в состоянии.

- Я пришёл предложить помощь, - дракон попытался прорычать миролюбиво, но голос его не был приспособлен к подобному и всё равно прозвучал угрожающе.



Анастасия Енодина

Отредактировано: 01.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться