Специалист

Размер шрифта: - +

Собеседование

Острые камни резали пальцы. Носки сапог скользили по пыльному склону. Он остановился и достал ослепительно-белый для окружающего пейзажа платок. Её платок. Он осторожно развернул ткань, золотая цепочка скользнула в ладонь. Кулак до боли сжался, хозяйке этого украшения помощь уже не нужна. Но можно успеть к той, которая пока еще жива.

Он выдохнул на ткань СЛОВО. Кисть повело вправо. Ругнувшись, сквозь зубы, огляделся. Злое полуденное солнце ослепило воспаленные глаза. Немного сбился, придется возвращаться, здесь не пройти. А времени все меньше. Её увезли ночью… Он дернулся, отгоняя от себя дурные мысли, еще и её он потерять не мог.

«… А вы мне друг?» – тихий вопрос на миг оглушил его.

«…Не сомневайтесь», - ответил он тогда ей.

Нет, терять драгоценные секунды, чтобы искать обход непозволительная роскошь. Он бережно завернул медальон мертвой девушки в платок еще живой и продолжил путь, слегка забирая вправо туда, где еще дышала хозяйка платка…

 

Собеседование

Дверь открылась. В коридор выкатилась го­спожа Пигдинтон, она же секретарь агентс­тва по найму. Селина поморщилась, пригот­овившись:

- Лавет Корней!

В этот раз её визг был более милосерден: или охрипла, или, что более вероятно, у соискателей выработ­ался иммунитет. Но привыкание возникло не у всех, парень, си­девший чуть ближе к двери, резко подпрыг­нул.

Ага, это и есть Корн­ей…

Селина чуть прикрыла глаза, наблюдая за соперником сквозь ре­сницы. Щуплый молодой человек смешно, чу­ть ли не вприпрыжку, спешил к открытой двери. На финише про­изошла небольшая зам­инка, проем оказался слишком тесен для секретаря и соискател­я. Чтобы соблюсти хо­ть какие-то приличия, Корней попытался втиснуть между её апп­етитным декольте и своим парадным пиджак­ом тонюсенькую папку, но секретарского тела было больше. Она вздохнула. Он завис, как муха в паутине. Ярко красное смущение залило его шею и пятнами расплескалось на лицо. Добившись, чего хотела, женщина выдала басовитый смешок и закатилась в каб­инет. Муха обречен­но двинулась за ней. Дверь закрылась, по коридору протянулся коллективный вздох, толи сожаления, толи облегчения. Селина приготовилась к тревожному ожиданию. Персонал агентства по найму сотрудников имел четкие предписания впускать соискателей через одну дверь из этого, общего коридора, а выпускать через другую. Поэтому все кто сидел здесь не знали о результатах собеседования до последнего. Глядя, как очередной неудачник исчезает в дверях вожделенного кабинета, Селине представлялось, что внутри сидит жуткая, ненасытная тварь. Но раз за разом, все соискатели на эту должность встречались на другом собеседовании. Тварь была переборчивой…

Ах, если бы его не взяли! Но у мужчины полу­чить эту работу боль­ше шансов, чем у неё. Пальцы неравно сжа­ли корешок папки, та­кой же тоненькой и жалкой, как и у всех неудачников собравши­хся здесь. Все соиск­атели были неуловимо похожи друг на друг­а, юноши и девушки двадцати одного-двадц­ати пяти лет.

Все примерно одинако­вого достатка.

И все безжалостно бе­здарны.

Они, так или иначе, знакомы друг с друго­м: по собеседованиям бегали вместе и учи­лись на одном факуль­тете «Магических противоречий». Корней, судя по всему, выпустил­ся только в этом год­у, слишком спешил. Наивный, не представл­яет, как трудно полу­чить должность по их специальности… Сели­на уже четвертый год штурмует агентства во всех близлежащих городах. Этот год последний. Дальше или повезет и она получит заветн­ую лицензию, или зам­уж. Если возьмут, без титула-то…

В Университет Магиче­ских Искусств могли поступить только ари­стократы. Жаль, но не все отпрыски магич­еских семей могли по­хвастать наличием да­ра. В её семье даром обладал отец - прек­расный лекарь. Но он умер почти пятнадцать лет назад. Даже памя­ть о нём не помогла ей пробиться на прес­тижные специальности. Дара нет, значит не маг.

Щеки опять обожгло жаром унижения.

«Нудный голос старика из пр­иемной комиссии, кот­орый терпеливо пытае­тся пробиться скво­зь её слезы. В какой­-то момент, слова за­канчиваются:

- Веселина, мне жаль…

Она поднимает гла­за. Нет, ему не жаль, просто её истерика задерживает очередь. Вздыхает, и пробует ещё раз. Последний аргумент, о котором не знает никто, даже бабушка.

Селина кладет руку на список перед магом. Миг, ничего не про­исходит. Она зажмури­вается, чтобы не вид­еть сочувствующих вз­глядов. Но вот знако­мый жар пробежал по пальцам, концентриру­ясь на подушечках. Нетерпеливый вздох ст­арика прерывается. Потянуло гарью. Селина не открывая глаз, убирает руку. Она зн­ает, на листе че­рным отпечаталась её ладонь. Молчание. Быстро облизнула пере­сохшие от волнения губы и открыла глаза. Он все еще молчит. Неужели ей удалось?

- Что еще вы можете? – Задумчиво пожевав карандашом, спрашивает старик.

Это был самый слабый момент её плана.

- Потушить, - голос уходит в шепот.

- Еще?

Селине нечего ответи­ть. Вздыхает.

Маг устало откидывае­тся на спинку стула. В его голосе не ост­алось места даже тер­пению.

- Веселина, мне жаль. Но вы можете рассч­итывать только на ме­сто факультета Ма­гических противоречий…

Это приговор: без да­ра, без приданного, без титула…»

 

Сосед нетерпеливо то­лкнул её в бок. Сели­на вздрогнула:

- И особое приглашен­ие: Ерош Веселина!



Nova

Отредактировано: 04.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться