Список незаконченных дел

Размер шрифта: - +

Пролог.

Я выдохнула, еще раз вздохнула и постучалась в дверь, табличка на которой гласила о том, что в именно в этом кабинете обитает главврач центральной больницы. Сердце почему-то бешено билось, объяснение этому было простым и логичным - я почти уверена, что Семен Алексеевич ничем мне не поможет. И не из-за вредности, не из-за недоумения, а из-за того, что это дело давным-давно закрыли, а все его участники подписали договор о неразглашении информации. Надеяться было глупо, но я все равно упрямо зашла в кабинет, как только раздался голос Семена Алексеевича. 

Он смерил меня удивленным взглядом, быстро припоминая мое лицо. И пусть я уже давно старалась не посещать подобные заведения, меня Семен Алексеевич узнал и даже улыбнулся. 

Я оглядела уже знакомый кабинет. Спустя почти девять лет здесь мало что поменялось. Разве что сняли уродские картины и вместо них повесили грамоты и почетные письма. На деревянном столе стоял компьютер, около него ровной стопкой лежали папки, а по правую руку у Семена Алексеевича стоял ароматный кофе. Он выжидающе смотрел на меня, но ничего не говорил, поэтому говорить начала я. 

- Здравствуйте, Семен Алексеевич. 

- Привет, Надя, - моментально ответил он, и воспоминания вскружили голову. 

Это было так давно, прошло почти девять лет. Каждую ночь мне снятся кошмары, каждую ночь я вижу ее лицо, и каждый раз она улыбается мне своей ласковой улыбкой. Так больно от этой улыбки, что выть хочется, а не могу. Люди в нашем городе уже забыли о том случае, полиция с чистой совестью закрыла дело, отложив его в дальний ящик несчастных случаев, а мы с отцом вынуждены страдать от осознания, что в нашей жизни больше ее нет. И спустя девять лет эта боль не утихла, не притупилась и не исчезла, как обещали психологи. 

Последнее воспоминание о ней осталось в этой больнице, когда мы пришли на опознание тела. 

- Школьный проект, - пояснила я, когда он в очередной раз вопросительно на меня взглянул. - Перед выпуском нам дали задание написать свою статью, это пойдет в аттестат, а еще будет дополнительный сертификат и рекомендации с этой работой. 

- Школьные проекты - это занимательно, особенно перед экзаменами, - хмыкнул Семен Алексеевич. 

- И не говорите, - кивнула я. - Моя тема основана на расследовании одного давнего дела, которое закрыли, - после этих слов, главврач заметно напрягся. Он уже заранее знал какое дело я выбрала. - О несправедливости и о полиции, которая закрывает дела, которые не может раскрыть. 

- Надя...

- Вместе со статьей я должна сдать записи и весь остальной материал, - я положила диктофон на стол. - Вы, как один из участников того расследования, должны мне помочь. 

- Я не могу, ты же знаешь, - устало вздохнул он. Семен Алексеевич был очень добрым человеком, он один из немногих, кто поддерживал нас после того случая. Папа до сих пор встречается с ним по пятницам в каких-нибудь забегаловках. Он помогает моей семье, как может, но сейчас самой большой помощью от него будет пара слов о моей сестре. 

- Семен Алексеевич...

- Надя, чего ты хочешь этим добиться? 

Я промолчала, но он прекрасно знал ответ на свой вопрос. 

- Сестру ты все равно не вернешь, а у полиции совесть от твоей статьи не проснется. Тем более с чего ты решила, что ее кто-то прочитает, кроме школы и будущих университетов? 

- Лучшую статью обещают опубликовать в газете и на официальном сайте города. 

Семен Алексеевич ожидаемо нахмурился, смерил меня тяжелым взглядом и одним движением снял очки. 

- И что ты успела написать? 

Я быстро достала из сумки черновик статьи. Оставалась только малая часть, слова врача и заключение экспертизы. Конечно, надеяться я могла только на первое, заключение никто бы мне и под дулом пистолета не отдал, если оно, вообще, существует. 

Семен Алексеевич прошелся взглядом по строчкам, потом поднял глаза на меня и как-то сочувственно улыбнулся. 

- Хорошо написано. 

- Спасибо, - кивнула я. И посмотрела на него таким взглядом, который должен был растопить его сердце. Я молилась всем известным и неизвестным богам, чтобы он сказал хотя что-то. Хотя бы пару слов. Пожалуйста, пожалуйста... 

- Знаешь... Дело расследовал Северов Евгений Павлович, он также, как и ты, был полностью уверен, что это было убийство. Но никаких доказательств у него не было, никаких улик и догадок, кто мог быть убийцей. Дело затянулось, мы осматривали тело три раза в попытках найти хоть какую-то зацепку... Ну мало ли, вдруг что-то упустили, не усмотрели. Но ничего. Абсолютно ничего. Все, что мы могли сказать утешительного, так это то, что она не мучилась, умерла быстро. 

Я сморгнула слезы и отвела взгляд. Я знала про Северового, но его, кажется, убедили уйти на пенсию. И дело отдали какому-то другому следователю. Уже этот новый «детектив» развел руками, покачал головой и закрыл дело, отправив его в «несчастные случаи». 

- Тормоза перерезали, - тихо сказала я. - Разве это не доказательство? 

- Там все погорело. Они не могли утверждать, что тормоза были перерезаны специально. 

- Ей приходили письма с угрозами.

- Косвенные улики, - парировал Семен Алексеевич. - Так сказало начальство Северову. Это могло бы быть сильным доказательством, если бы они были точно уверены, что тормоза кто-то специально перерезал.

- Черт, - прошептала я, опуская голову, чтобы главврач не видел моих покрасневших глаз.

- Ты не задумывалась, что это и правда мог быть несчастный случай? 

Мог бы? Но... Она же как-то ездила на этой машине в течение дня, и все было хорошо, и только к вечеру почему-то ее тормоза оказались перерезанными?! Это так тупо и очевидно! Неужели все, действительно, думают, что все это произошло случайно? Не верю...



Лейрон Ли

Отредактировано: 19.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться