Список жизни

Размер шрифта: - +

Глава 8. Дурак

В дверь колотили. Виноградов не сразу понял, что вообще происходит. За окном стояла непроглядная темень. Даже фонари на столбах не горели, а это означало, что было уже далеко за полночь. Стук не прекращался. Даже наоборот. С каждым новым ударом становился все настойчивее.

Димка выполз из-под одеяла, прошлепал босыми ногами до двери и осторожно спросил:

- Кто?

- Димас, открывай! Ты куда пропал?

- Твою мать, - тихо выругался Виноградов, до боли стиснул зубы, но дверь отпирать не стал, - Какого хрена тебе надо? Я сплю давно! Ты всех соседей перебудишь!

- Открывай, говорю! – продолжал настаивать Бобер, - На том свете отоспишься. Ведешь себя, как пенсионер какой-то! Ты когда жить-то собираешься?

Димка немного помешкал, снова тихо ругнулся и отворил. В коридоре было пусто. Это даже слегка испугало. Тишина спящей общаги, тускло горящая лампочка под потолком и крашеные стены, кое-где исписанные пошлостями. Будто никогда и не было здесь Бобра, ломящегося посреди ночи. Виноградов уже собрался затворить, но вдруг услышал щелчок замка на другом конце коридора. Он выглянул. Дверь крайней квартиры распахнулась, освещая небольшой участок укрытого полумраком коридора. Вышла Маринка, держащая обеими руками большой каркасный чемодан. Затем вернулась обратно и вынесла второй – чуть поменьше, но тоже тяжелый. Погасила свет, заперла квартиру, присела, схватившись за ручки чемоданов, и попыталась поднять оба одновременно. Ничего не вышло. Тяжелая ноша тут же, с грохотом, рухнула обратно на пол.

- Ч-ч-черт! – чуть слышно процедила Маринка.

Димка тут же дернулся в ее сторону, но вовремя вспомнил, что не одет, поэтому высунулся в коридор по пояс и сказал:

- Я помогу!

Маринка от неожиданности подпрыгнула на месте и испуганно взвизгнула, но когда увидела за спиной соседа, облегченно вздохнула и запрокинула глаза под лоб.

- Боже! Как ты меня напугал, Виноградов. Ты за мной следишь, что ли?

- Нет, - испуганно замотал головой Димка, - Просто… Проснулся вот…

- Так ты поможешь?

- Конечно! Сейчас оденусь только.

- А можешь быстрее? А то я на самолет опаздываю.

- Да! Уже бегу.

Он снова нырнул в темноту квартиры, споткнулся о разбросанную вечером одежду, больно стукнулся коленом о прикроватную тумбочку, взвыл от боли, натянул джинсы, футболку и пулей выскочил в коридор. Маринка сидела на одном из чемоданов.

- Ну, что ты так долго-то?

Он, забыв даже запереть дверь, рысью метнулся к чемоданам. Те оказались не такими уж и тяжелыми, как показалось на первый взгляд. Маринка с удивлением вскинула брови и хмыкнула, отметив тем самым, с какой легкостью неприглядный, на первый взгляд, сосед подхватил тяжесть. Димке это польстило, и щеки, как всегда, залила подлая краска.

Они подошли к лифту. Девушка нажала на кнопку вызова. Наверху загудел мотор. Послышались щелчки поднимающейся кабины. Оба молчали, но Димке эта тишина казалась жутко неловкой.

- Надолго улетаешь?

- Не очень. Семь дней, восемь ночей, - на ее лице блеснула довольная улыбка.

- А… Так ты отдыхать?

- Ну, да. В Турцию.

- Понятно… - пробубнил Виноградов и понял, что этим словом в очередной раз обрек их на молчание. Вот же болван!

Открылись двери лифта, и они вошли в кабину.

- Тебе какой? – спросил Виноградов, пребывая в полной уверенности, что девушка оценит тонкость шутки, но с ужасом обнаружил, что та только странно посмотрела на него и, молча, нажала кнопку первого этажа.

- Ты меня иногда пугаешь, Дим. Честно. У тебя друзья-то вообще есть?

Он пожал плечами. Друзей и в самом деле не было. Знакомые, конечно, были, как у всех людей. Но вот настоящих друзей, таких, о которых в книжках пишут…

- Да есть один, - соврал Виноградов, боясь ударить в грязь лицом, и делая вид, что внимательно разглядывает матерные надписи на стене кабинки лифта.

- А девушка?

На этот раз Димка ответил честно, чуть заметно помотав головой. И снова щеки покраснели.

- Вроде хороший парень. Не глупый. Даже милый. Не без странностей, конечно. Но кто из людей без странностей? Заботливый вот… - она кивнула на чемоданы, смущенно улыбнулась, и Димка с удивлением отметил, что ее щеки тронул легкий румянец, - Надо будет тебе невесту подыскать.

Виноградов не сдержался и хихикнул. Смешок этот вышел каким-то глупым, от чего стало стыдно. Да и на смешок-то похоже не было. Скорее, какое-то «гыканье».

Двери лифта разъехались в стороны. Маринка вышла первой, а Виноградов, подхватив чемоданы, двинулся следом. Он с удовольствием рассматривал ее. Смотрел, как колышутся светлые локоны, касаясь хрупких плеч, как она легко ступает, чуть подпрыгивая при ходьбе, как слегка вскидывает руки, когда спускается по ступеням. Улавливал запах ее духов, тянущийся шлейфом, пьянящий, кружащий голову. Ему отчетливо захотелось, чтобы Маринка осталась.



Сергей Яковенко

Отредактировано: 27.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться