Сплав

Размер шрифта: - +

Адаптация

Влад шёл первым. Мы шли позади.

Я видела, как мужчина оглядывается. Взгляд, полный страха. Движения скованные, неуверенные. Внимание рассеянное.

— Если ты будешь вооружен, тебе станет легче?

— Да, — отвечает мужчина.

— Тогда найди оружие, человек.

Он поворачивается резко, на лице недоумение.

— Ты хочешь, чтобы я вооружился?

— Мы думаем, так ты будешь чувствовать себя уверенней.

— А если я нападу на тебя?

— Это было бы весьма глупо. Мы – всё, что отделяет тебя от смерти. Если мы не будем тебя защищать, ты погибнешь.

Влад переваривает нашу логику и кивает, соглашаясь. Но, несмотря на поиски, долго не может найти ничего подходящего для самообороны.

Коридор, по которому пролегает наш путь, всё такой же белый, в нём так же много размазанных красных полос и, опять же, нет тел убитых. Лишь раз попалось нечто, отдалённо напоминающее человека, вернее, нескольких людей, слитых воедино – амальгамы. Они мертвы, смотрят стеклянными глазами с разными выражениями на изуродованных лицах.

Печальное зрелище.

Мужчина обходит существо по дуге, сильно прижимаясь к стене. Мы же наклоняемся и долго смотрим на сплав тел. Появившиеся ЕГО кисти впиваются в плоть и рвут на куски. Вновь пол залит чёрным и вновь мне нехорошо. Не так, как в первый раз. Я не могу понять цели подобных экзекуций – чего мы ищем, исследуя останки подобным образом? ОН не может ответить. Пока не может.

Смотрю на Влада, которого едва не выворачивает от потрошения существа. Прикрываю глаза и поджимаю губы. Маска повторяет это выражение, осматривая выпотрошенный труп.

Другой раз нам встречается мёртвый человек – ему снесло полголовы, его ногу размочалили и съели, одну руку оторвали, во второй оружие. Влад сразу же отворачивается, не желая наблюдать, как мы выпотрошим его сородича. Однако, вопреки ожиданиям, мы просто проходим мимо. Обычные люди нас не интересуют. И наш проводник беспрепятственно забирает у трупа пистолет.

— Мы почти пришли, — говорит Влад.

То место, куда он приводит нас, вызывает неожиданное отвращение у ОБОИХ.

Всего лишь дверь. Такая же, как и все, но со сложным электронным замком сбоку и с дополнительным отверстием для ключа снизу замка. Мы отшатываемся, и я обхватываю тело руками. Оно больше не покрыто чернотой, и кожа кажется особенно мягкой, податливой, незащищенной. Шесть трехпалых кистей появляются из подпространства и загораживают меня от воображаемой опасности.

Я не хочу туда! Мы не хотим туда!!!

Влад вжимается в стену. Он целится в нас, но не стреляет.

— Нам страшно, — поясняю я.

Загораживающие меня кисти медленно тают и исчезают, однако дрожь не проходит. Маска скользит на лицо и это немного успокаивает.

— Мы не хотим туда. Но нам нужно знать.

Человек не может перестать нас бояться. Сил нет убеждать в обратном.

— Что за этой дверью?

— Лаборатория. Там изучали инопланетную жизнь, и также случилось заражение. Но ты же утверждаешь, что никакого заражения не было, да?

Смотрю на него хмуро. Принимаю свое нежелание переступать порог закрытой части станции, но осознаю необходимость этого действия.

— Открой эту дверь.

— Без ключа и кода — это сделать почти невозможно. К тому же я не знаю, чего ждать с той стороны.

— В таком случае нам нужно найти ключ, код, и подготовиться к опасностям, ждущим за дверью, — говорю спокойно и иду по коридору дальше. — Где искать всё это?

И вновь Влад ведёт нас. Иногда он оглядывается и его смущает то, что он видит. Нагое тело приковывает глаз. Но чаще солдат смотрит только вперёд, поражается тишине станции и не прекращает ожидать нападения либо амальгам, либо нашего.

Когда он оборачивается в следующий раз, желая убедиться, что мы всё ещё сзади и не жаждем выпотрошить его, он застает весьма смущающую картину. Появившиеся кисти загораживают мои бедра и грудь.

— Ты на нас странно смотришь, — говорю в ответ на его пораженный взгляд.

Он отшатывается, ругается, отпирается, хватается за голову и даже забывает нас бояться – так сильно его поражают наши мысли.

— Держи, — протягивает НАМ белый халат. Такие носили все ученые станции. Во многих комнатах эти одежды остались без хозяев.

Я одеваюсь, машинально откидывая назад каштановые пряди. Знакомый жест, но он чужой. Провожу рукой по волосам и вдруг понимаю, что не знаю, как выгляжу. Вернее, ранее меня это просто не интересовало.

Подхожу к зеркалу в комнате дальше по коридору, сдвигаю маску на бок головы и рассматриваю себя. Странное чувство охватывает наше существо, будто смотрю не на себя, а на нечто запредельно нереальное.



Елена Троицкая

Отредактировано: 12.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться