Сплавленные миры Книга 2

Font size: - +

Глава 2 Верховный

Опять покои, откуда я вышла пять минут назад. Внимательно оглядываю доспех: точно ли ни одна деталь не сдвинута, под верным ли углом прикреплена у пояса маска. Вроде все в порядке - я долго готовилась. Верховный замечает мой интерес, и, к счастью, трактует его по-своему:

- Знакомые черты, да?

- Да...

- Говори все, что думаешь, землянка-заложница, - требует Верховный. Он никогда не просит.

- Обращение к заложнице говорить все, что она думает... - на взгляд землянки это странно звучит, - замечаю я вовсе не по-боевому - робко, и тут же поспешно и громко продолжаю, пока не скатилась в смиренное мямление:

- Я не понимаю, зачем вы потребовали придать маске черты Линце? Сейчас глаза принадлежат вам. Они ваши. Зачем напоминать, чьи они были раньше? У части народа... небольшой... очень небольшой части ее вид будет вызывать гнев, ярость. Мне кажется, лучше придать маске ваши черты, чтобы все скорее забыли близнецов Дэрео.

- Ясная точка зрения, - вальяжно соглашается Верховный. - Но это точка зрения смертной, не обладающей ни властью, ни силой, Ада Шейфер. Если б я делал так, если б прислушивался к гневу и ярости кучки проигравших, если б угождал им, я бы уже не возглавлял пантеон. Но хорошо, что ты высказала свое мнение. Наш разговор будет касаться как раз твоих проигравших друзей - братьев Дэрео.

Я скованно пожимаю плечами, скрывая оторопь. Я ожидала, что Верховный заговорит о моем отце, которому сейчас принадлежит важнейшая в мирах цепи, осуществляющая сплавление машина Эскамара. Заговорит о планах Земли спасти с ее помощью двадцать миллионов землян и обречь всех до единого иномирян на гибель... Также я предполагала, Верховный может заинтересоваться Юлем, другими его божественными способностями. Я готовилась к этим разговорам. Но вот к тому, что Верховный захочет поговорить со мной о Гиасе и Линце - нет.

- Я вас слушаю.

Верховный неторопливым жестом указывает кресло, в которое мне надлежить сесть. Сам устраивается на своей гигантской кровати с тем же царственным и расслабленным видом, что на пиршественном ложе.

- Я знаю, зачем ты здесь, Ада Шейфер, - огорашивает он. Я неуверенно улыбаюсь. Кресло в покоях Веровного неудобное, слишком мягкое - утонуть можно. Подлокотники выточены из белого холодного мрамора. Так и кажется, сейчас вокруг запястий защелкнутся наручники.

''Узнал он или нет, что я брала маску? Узнал или нет?!" - вновь приходит паника.

- Ты пришла на гору не потому, что хотела спрятаться от отца или бывших друзей. Ты пришла за ответами на вопросы. После казни Линце во мне ты увидела главного врага и пришла за доказательствами моей вины, чтоб заклеймить Верховного Бога Ао злодеем перед мирами. Верно?

Дурацкое кресло! Высокое - ступни не достают до пола. А тут еще Верховный выбил всякую почву из-под ног своим замечанием. Полное ощущение, что лечу, вернее, вишу где-то в пространстве, потерянная.

- П-почему вы так решили? Вовсе нет...

Еще раз солжешь - прикажу наказать, как за хулу на бога Ао, - отрезает Верховный. - Мне нельзя лгать, Ада Шейфер. Это сомнение в моем уме и проницательности. Ты считаешь, что Линце был казнен несправедливо. Что его торопливой казнью я отвлекал вас от своего злого плана. Возможно, после смерти психотехника-провидца ты посчитала, что я - истинный управляющий системой Эскамара и двигаю миры к гибели. Возможно даже, ты решила, будто Линце разглядел в разверстой пасти Тенты какой-то мой секрет, и за это был убит. Так думала ты?

- Я думала... много. Искала ответы на вопросы.

Вжимаюсь в кресло сильнее с каждой новой фразой-гвоздем. Но спинка у него такая же мягкая, проваливающаяся, как сидение: никакой опоры.

- Близнецы Дэрео - моя давняя, как вы на Земле говорите, головная боль, - Верховный усмехается, но веселья, даже с оттенком иронии, я в этом смешке не нахожу: один расчет. - Этот нелепый закон о близнецах... Я всегда считал его пережитком давно минувшей эпохи. И он всегда был опасен более для богов, чем для людей, потому что ясно показывал страх богов перед людьми. Слабость бессмертных перед смертными. Я давно хотел убрать его из общего свода. Но менять законы резко, поспешно нельзя, станет еще хуже. Тогда как раз наступало время напряженности в народе, уважение к богам сменилось недовольством. Нужен был неожиданный, но ни в коем случае не поспешный шаг. Для начала я приготовил ряд послаблений, не уравнивающих близнецов в правах с обычными братьями и сестрами, но для начала сохраняющих обоим жизнь. Вестник готовился объявить это со всех площадей Ао, как вдруг на очередных Пустынных Играх появляется пара юных участников-близнецов. И кто? Уважаемая и богами, и людьми фамилия Дэрео! И это не детская клятва верности, не ритуал совершеннолетия, о которых можно было б умолчать! Это Пустынные Игры, об участниках которых узнают мгновенно на всем Ао! О новой паре близнецов узнали все и, конечно, многие увидели в этом возможность вновь пошатнуть троны богов! Протолкнуть изменения в закон сделалось сложнее, боги перепугались. Но я еще надеялся: Пустынные Игры в конечном итоге сыграют мне на руку, -

Верховный замолкает, ладонью неосознанно поглаживая шелк покрывала, как ласкового домашнего зверя. Лукаво смотрит, ждет комментарии. А я не знаю, что сказать. Все так неожиданно. Я привыкла считать Верховного Бога главным поборником нелепых древних законов.



Ира Якимова

Edited: 04.01.2019

Add to Library


Complain