Сплавленные миры Книга 2

Font size: - +

Глава 3 Божественный диспут и куча костей

Беседка, где отдыхают богини, располагается в зоне садов, в самом центре лабиринта роз. Здесь Любовь, Природа, Война и другие дамы пантеона вкушают сладости, поют и играют на музыкальных инструментах в перерывах между делами, определяющими судьбу одного мира - целиком и полностью, и еще двух - частично.

Беседка круглая. Стены и потолок - ажурная вязь из тонкой-тонкой золотой нити, кажется, тронь пальцем, и она сложится как карточный домик. Но на деле сооружение необычайно прочное. Кроме видимых стен, тут есть еще невидимые - силовое поле. Мраморный пол усыпан драгоценными камнями: рубинами, сапфирами, изумрудами и прозрачными бриллиантами чистейшей воды. Не сразу понимаешь, что драгоценности - просто очень искусная мозаика. Еще одна иллюзия города богов.

И все же, я нет-нет, да поджимаю босые ноги, чтоб случайно не оцарапаться таким настоящим на вид камушком. В гости к богиням я опять оделась по-простому, по-земному: джинсы да кофта, надеясь поэпатировать, и обманулась. В компании подруг богини не строят из себя фантастических красавиц: Любовь и Война пришли в почти одинаковых белых туниках - по-лаи, даже без драгоценных оплечий. Природа одета в церемониальное, но непричесана и страшна как ведьма. С усталым видом она листает какие-то данные на голографической проекции, вылезшей ей в руки из обычного на вид столика. А иногда отщипывает кусочки от общего сладкого суфле, водруженного на огромное золотое блюдо, и отправляет в рот.

Играть на инструментах я не умею, петь не люблю. Болтать не с кем. Поэтому по примеру Ронды-Войны достаю планшет, и подключившись к межмировой интернет-сети, смотрю новости других миров цепи.

Три недели меня не интересовало ничего, кроме пира во дворце Верховного и похищения маски. Сейчас же я просматриваю земной новостной сайт и понимаю, росточки националистических идей и настроений, которые заметила три недели назад, бурно пошли в рост. В первые месяцы после объявления о скором конце света, люди замкнулись, каждый в клетке своего ужаса и отчаяния. Но время шло, всадники апокалипсиса не скакали по улицам, все было как всегда, и отчаяние ушло. Ему на смену пришел гнев. Никакого прежнего единства, общего вопля: ''Мы все умрем!'' Теперь каждый вопит: ''Пусть умрут другие!'' И, если раньше земляне гнев вымещали на иномирянах, сейчас они огрызаются, как пауки в банке, в пределах родного мира: страна на страну, народ на народ. Служба Безопасности супрамира, судя по всему, ослабла и утрачивает влияние. Власть прибирает к рукам какой-то «Земной Консорциум» - союз сильнейших предприятий и банков.

Раньше полярные высказывания в сети быстро купировались, исчезали, а сейчас нет, маховик национализма лишь раскачивается. Читаю множество обвинений лично в свой адрес, меня поминают вместе с отцом, хотя мы давно не вместе. Папочка, как действующий глава СБ, недавно заявил, что преимуществ в распределении мест в Эскамаре у граждан одной страны перед другими не будет. И что сам он призывает всех сейчас мыслить как космополиты. На него, а заодно и меня, тут же пошел вал ругательств: продались!

Я мысленно хмыкаю, впервые в жизни в чем-то соглашаясь с отцом. Я с самого начала, со знакомства с Юлем была верна идее: если спасать, так все страны, все миры. Сердце бога, умеющее чувствовать каждого жителя каждого мира цепи одинаково сильно и ясно, научило не делать глупых различий между людьми разных национальностей, рас, между разумными существами разных миров.

К счастью, пока баталии кипят в сети, не в реальном мире, а политики все еще стараются обращаться сразу ко всем: ''Люди Земли!'' Но тенденция тревожащая.

Богам Ао до земных склок дела нет.

- Сэрт опять забыл направить в юго-западную область Пустыни воду, - мимоходом делится Сэта-Природа с Любовью, меланхолично наигрывающей что-то на тихой деревянной флейте. - График орошений опять летит в Тенту.

- Это новая область, тысячелетия бывшая необитаемой, - вступается за мужа Ясна, Богиня Семьи. - Сэрт еще не привык, что она включена в общую схему.

- Не привык за триста лет?

Юви отрывается от флейты.

- Верховный насел на него с другими задачами, - говорит она миролюбиво, чуть подчеркнув слово "другими''. - Он еще не скоро вспомнит о твоем графике, Сэта. Если вспомнит. Сейчас по другому графику близок конец света.

Сэта усмехается:

- Не будет конца света, пока я не скажу.

- Тут есть богиня-Провидица, пусть она скажет, - замечает Занна, богиня Путей. С виду тихая, робкая, совсем как я. Но подлая! С ужасом жду липкого внимания богинь, но даже невзлюбившая меня фаворитка Верховного Ронда-Война молчит, уткнувшись в планшет.

- Ада не настоящая Провидица. Она здесь временная гостья, - задумчиво говорит Сэта. Уставившись в голограмму с данными, она рассеянно отщипывает от десерта кусок побольше. Вряд ли Природа хотела специально меня уязвить, замечание ее логично. Но я все же обижаюсь.

- Вы, Сэта, тоже не очень похожи на Природу-Мать, - замечаю я, упаси боже, без язвительности, спокойно-равнодушно. Наступает пауза. Юви звонко, как дудочка, смеется.

- Какой же мне нужно стать, чтобы соответствовать твоим представлениям о Природе? - Сэта язвительности в голосе не скрывает.

- Не моим личным преставлениям - представлениям землян, - поправляю я и для храбрости отщипываю от десерта сама. - Наша Богиня должна быть в венке из цветов и с дарами природы в руках, которые она щедро дает людям, улыбаясь. Ее сопровождают звери и птицы, цветы расцветают под ее ногами. Она молодая, красивая, пышногрудая... - я осекаюсь, соображая, что это можно воспринять как завуалированное оскорбление. - Но, конечно, это воображаемый образ...



Ира Якимова

Edited: 04.01.2019

Add to Library


Complain