Сполох и Шторм. Книга 2

Размер шрифта: - +

8. Звуковые нити

– Что говорят осведомители? – под видом неприметного типа в размашистой накидке с капюшоном сложно было распознать Шторма. По мнению самого Шторма. А вот по мнению Сполоха, светлого с головой выдавала привычка держать спину неестественно прямой и разговаривать до того приторно-вежливо, что ни один местный обитатель не поверил бы в теневое происхождение собеседника. Тем не менее, пока что приор по большей части молчал, не привлекая к себе внимания, и все шло вполне сносно.
– Осведомители тут борзые, как будто у них по десятку жизней в запасе, – буркнул Сполох. – Говорят, что цена на информацию взлетела вдвое. Прижать бы их к стенке, да тряхнуть как следует.
Он заискивающе заглянул под капюшон, ожидая одобрения на дальнейшие действия.
– Нет. Заплати, сколько просят, пусть скажут все, что им известно.
Шторм искал «звуковые нити» уже довольно долгое время. Причем изначально казалось, что ингредиент для клинка у него в кармане, только руку протяни.
Детская игрушка, когда-то распространенная в Свечении. У Шторма тоже была такая. Прозрачная тонкая колбочка с ладонь длиной и толщиной в два пальца, заполненная белыми завитками неизвестного вещества, реагировала на голос. Сестрица обожала петь, и наблюдать, как нити извиваются, складываясь в сложные узоры и немыслимые переплетения. Они со Штормом иногда даже ссорились из-за этой игрушки... Как давно это было.
Тем больше удивило, когда в Свечении не обнаружилось ни одной «звуковой нити». Потерялась, отдали, подарили, продали какому-то чудаку. Последнее объяснение звучало подозрительно часто. Игрушкой никто никогда не дорожил, это было развлечение, безделица. Копнув глубже к истокам происхождения, Шторм обнаружил, что нити создал некий светлый из морской расы с позабытым за давностью лет именем. Собственно, кроме этих игрушек, он ничем и не запомнился в истории Свечения. Создатель нитей. Что за вещество, и каков принцип работы игрушки, никто никогда не задумывался. Некоторые непоседливые дети разбирали колбу, и тогда нити просто исчезали без следа.
– Далась тебе эта ерунда, не проще ли взять замену? – спрашивал Сполох всякий раз, как Шторм возвращался в мир Тишины, с каждым заходом все задумчивее.
– Нет. Я точно знаю, что ищу, и оно принадлежит Свечению, а замены предполагаются из Тени. 
Последний аргумент был решающим фактором. В клинок шло и без того большое количество теневых составляющих, а Шторму хотелось иметь что-то более соответствующее лично ему – светлому. Если уж собирать клинок, так самого лучшего качества.
Иногда Шторм ловил себя на мысли, что увлекся сборкой этого предмета управления для Сполоха еще и с целью отвлечься от проблем, нависающих над ним грозовой тучей. Пристальное внимание глав Совета, неодобрение Справедливого, подозрительный во всех отношениях контракт, погибающий мир Тишины, в котором становилось холоднее день ото дня, вкрадчивый и сладкий, как ядовитое зелье, внутренний голос, который порой вдруг становился требовательным и безапелляционным, словно гильотина. Все это тревожило и угнетало бы, но сборка клинка поглотила чувства и мысли крылатого. 
Сейчас все внимание Шторма занимали «звуковые нити» и тот ненормальный, что когда-то массово скупал их в Свечении. След этого неизвестного уводил в Тень, и потому сейчас они со Сполохом торчали в одном из крупнейших торговых темных миров. Они покупали информацию.
Точнее, покупал Сполох на средства своего приора, и хотя экономить эти средства в обязанности контрактника не входило, но он как-то удивительно ревностно относился к тратам.
– Уф. Сторговался за полторы цены и вытряс-таки из этого ушлого мерзавца все, что тот знал, – с нотками гордости и удовлетворения выдохнул вернувшийся контрактник. – Есть мир и местоположение в нем покупателя твоих цацек. Фигура небезызвестная, информатор отзывался о нем, как о слегка тронутом на Свечении коллекционере разной фигни от светлых, а еще это его стараниями ввели запрет на использование разработок из техномиров. Идем?
Темный уже развернулся в направлении точки перехода с четким намерением пойти в гости к покупателю «звуковых нитей».
– С ума сошел! Без приглашения? Без уведомлений о визите? – Шторм с негодованием взирал на контрактника: ведь у Сполоха, точнее, в нем, имелась полноценная матрица этикета, но он так и не соизволил ни разу за все время обладания ею воспользоваться.
– Мы в Тени, Птичка, тут можно без расшаркиваний и взаимных нежных писем о том, как мы были бы рады посетить вас, а вы видеть нас, и так далее, и все в том же духе три месяца кряду.
И за «Птичку», и за нахальный тон, Сполох, разумеется, получил сполна. И Шторм, конечно же, вопреки кое-чьим советам, не стал наносить визит без предупреждения, и не приведя себя, а также своего бестолкового контрактника в должный вид. Особенно к личности, известной в обеих формациях. Досконально причину запрета на использование сделанного в техномирах оружия на собраниях в Свечении не обсуждали, но все сходились во мнении, что оно к лучшему. 
Технической составляющей и ее развитием занимались в основном в Тени. Светлых данное направление и на начальном, примитивном этапе развития технологии привлекало мало, – например, автомобили и летательные аппараты им заменяли повсеместно используемые камни-переходы, разнообразные амулеты и способы прямого воздействия на окружающее пространство. Да и сейчас желающих заниматься развитием немногих технических миров Свечения можно было буквально сосчитать по пальцам. Откровенно говоря, они проигрывали в данном вопросе теневым, у которых техномиры не просто развились до серьезного уровня, но и объединились в несколько крупных систем. 
Шторм был знаком с их общими принципами и законами, хотя бывать там не любил. Да, и, честно говоря, не рвался ни изучать технические новинки, ни, тем более, обладать ими. Отчеты тех немногих светлых, что регулярно посещали теневые техномиры, не способствовали его интересу. В противоположность Тени, в отдельных местах Свечения развитие получали миры с уклоном в так называемую магию. По сути, это были те же воздействия, но требующие, как любили говорить в некоторых человеческих мирах, «танцев с бубном» – то волшебных палочек, то обязательного наличия гримуаров и волшебных книг, то начертания кучи знаков на всех поверхностях. Данное направление, впрочем, Шторма так же не интересовало, и все это он знал постольку-поскольку.



А. Эйс, Т. Беллис

Отредактировано: 30.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться