Сполох и Шторм. Книга 2

Размер шрифта: - +

10. Сердце стихий

Сполох, в разноцветной кричаще-яркой рубашке с кучей завязок, – дурной и нелепой копии одежды крылатых, – сидел на диванчике в окружении дам невнятной категории. Точнее, как раз внятной. Хотя «дамами» их, при всем желании, язык назвать не поворачивался. Это были, пожалуй, особи женского пола. Одетые безвкусно, но вызывающе, с бокалами в руках, рогатые, хвостатые и чешуйчатые, всех мастей и цветов кожи. 
Вокруг темного их было не меньше пары десятков. В задних рядах поклонниц Сполоха Шторм, к своему немалому изумлению, приметил даже двух вис, посверкивающих длинными и заметными клычками. Непонятно лишь, как они сумели покинуть свой мир. Вид обе дамочки имели прожженный, несмотря на юные личики, и род деятельности, которую они вели, им явно нравился. Одна из них, несмотря на все тот же юный возраст, была покрыта осыпающейся каменной коркой, словно ее, и вовсе, выдернули из векового сна. 
Что самое странное, все подружки Сполоха, если хорошенько присмотреться к каждой, могли «похвастаться» разнообразными увечьями или отклонениями, которые только были возможны. Некоторые щеголяли уродливыми шрамами на открытых участках тела, другие отличались излишним количеством выпирающих форм. Были и с волдырями или дырами на поверхности кожи, которые, впрочем, не причиняли им никакого беспокойства. Другие – и вовсе с поросшими облезлой шерстью ногами, с пятнами не то плесени, не то какой-то иной заразы.
– Что ты вытворяешь в моем замке, теневая мерзость?! – Шторм выругался, но контрактник не обратил на приора никакого внимания. Даже головы не повернул. – Ты посмел притащить с собой этот отвратительный гарем! Убирайся из моих владений и моего мира, тварь! И забери с собой это… этих!.. – голос отказал светлому, срываясь на шипение.
Никакой реакции.
Убить. Немедленно. Контракт больше не может продолжаться. Недособранный клинок? Кому он теперь нужен! 
Шторм потянул из ножен меч. 
На этот раз Сполох, действительно, зарвался. Терпение у приора закончилось.
Меч, зеркально блеснув, отбросил странные блики на стену. Крылатый замешкался. Что-то не так. 
«Подумай дважды. Прекратишь контракт – войдешь в Совет немедленно, ты этого действительно хочешь?», – подумалось вдруг.
Как не вовремя. Сейчас главное – убить дрянь, позволившую себе так очернить его репутацию. Убить немедленно! 
Вот только, странно, откуда взялись в голове столь противоречивые мысли? Ответ напрашивался сам собой – раз снова рассуждения про контракт не отличались стройностью, значит, это сон. Как и раньше.
Выходит, пора проснуться.
Схватившись за клинок ладонью, Шторм дернул за рукоять другой рукой. Боль заставила его очнуться. 
Хватая ртом воздух, крылатый сидел на собственной кровати, с недоумением глядя на правую ладонь. Целую, без единой капли крови. 
Опять сон. Опять сомнительные мысли, так похожие на собственные. За последнее время они появлялись слишком часто. Можно было бы подумать, что это был внутренний голос, но... Слишком уж часто он противоречил сам себе, что было совершенно несвойственно Шторму и наводило его на размышления. Словно в сознании сошлись два существа, и это помимо его самого. Бред. Неужели, он сходит с ума? Это из-за влияния Тени, или, все-таки, так дурно влияет контракт?

В мире Освободительной тишины было спокойно, жизнь текла размеренно, вот только сборка клинка временно застопорилась, нервируя с каждым днем все больше, да неприятные сны... 
С момента возвращения от висов прошло уже довольно много времени. Жуть благополучно передали Пурпурной Розе, и теперь о коне напоминали лишь немногочисленные, почти затертые следы во дворе. Приунывший было Сполох, – не тот кошмарный выродок из снов, а вполне реальное чудовище из нормальной жизни, – постепенно оправился от потери и перестал смотреть на всех с мрачным осуждением. 
Несмотря на то, что контрактник во время их визита в мир Капели сильно подорвал своей «прогулкой» репутацию светлого, инцидент, судя по словам Пурпурной Розы, был исчерпан. Да, натворив дел в городе и связавшись с одной из низших, номерных, вампирш, контрактник неумышленно сделал так, что не он сам, а Шторм задолжал висам. Потому что ответственность по счетам, в случае любого договора, лежала на приоре. По возвращении крылатый долго выговаривал нерадивому темному, как тяжелы его прегрешения и что именно он натворил. 
Правда, Роза после того, как к ней отослали Жуть, простила им все. Сполох, помнится, буркнул, что Шторму, пожалуй, за такой щедрый подарок разрешили бы даже грохнуть весь «зависий» мир. Крылатый мрачной шутки не оценил, в очередной раз отчитав контрактника и запретив тому вмешиваться в дела любых рас вообще. 
Сейчас Шторм думал, что стоило бы, наверное, сделать такой запрет не только устно, но и добавить в слова приказ. На всякий случай.
Голоса еще эти… Точнее, голос. 
После возвращения от Пурпурной Розы, голос стал звучать чаще. Намного чаще. 
Иногда он являлся в снах, как сегодня. Иногда, что гораздо хуже, днем. Стоило только расслабиться или отвлечься, как в голове появлялись навязчивые речи на тему неудачного и неудобного контракта, изредка прерываемые мыслями скорее собрать клинок и продолжить исследования. Противоречия выматывали. Шторм злился на Сполоха, порой на ровном месте, понимая, что теряет самообладание без видимой на то причины. Тот огрызался все злее, не понимая, что делает не так.
Об этих снах и голосах Шторм не рассказывал никому. Только приглядывался к контрактнику чуть пристальнее, недоумевая, что же именно заставляет желать его смерти, или настолько скорого прекращения контракта, что суть одно и то же? Неужели события в мире висов? 
И ладно бы, внутренний голос твердил все время одно и то же. Но нет, его мотало, как на качелях, между двумя противоположными мнениями. Словно при редком душевном заболевании... Неужели Шторм и правда сумасшедший?
На этой мысли ему показалось, что он расслышал небольшой смешок и шепот где-то внутри собственной головы.
«Нет».
– Что «нет?» – буркнул Шторм, одеваясь и рассматривая свое отражение в зеркале, которое неизвестно кто принес в его покои и поставил у стены, хотя он таких распоряжений не давал. Уж память его точно пока не подводила. – Покажись, внутренний голос, а то как-то глупо общаться с зеркалом, – криво усмехнулся он, в полной мере осознавая всю нелепость ситуации.
Ответа он, разумеется, не ждал. Но…
Отражение светлого внезапно подернулось туманом и начало таять. Сквозь густую белую пелену проступило другое лицо. Безупречная бесстрастная маска. Хотя нет, не бесстрастная. Лицо улыбалось, к слову, довольно благожелательно, а затем проявилась и остальная фигура. Где-то Шторм уже видел эту личность. 
В любом случае... Где бы он его ни видел, явление чужого отражения вместо собственного ничего хорошего не предвещало. Гулять бы надо побольше на свежем воздухе и отдыхать. И не мешало бы сходить к Стеблю. Может, целитель даст какую-нибудь настойку. Успокоительную, для начала.
Однако, беспокойства-то как раз и не ощущалось.
Протянув руку к стеклу, Шторм шагнул ближе к зеркалу и коснулся отражения. Оно с интересом проследило за движением, и, кажется, даже усмехнулось, но повторять его отказалось напрочь. 
А вот теперь точно пора к целителю.
Шторм развернулся и уверенным шагом направился к двери. Такие симптомы нельзя оставлять без внимания. 



А. Эйс, Т. Беллис

Отредактировано: 30.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться