Спросите экстрасенса

Размер шрифта: - +

Глава 2

Полная уверенности в себе, я с утра поехала в 7 роддом. Если честно, я слабо представляла, что должна там узнать, но это была хоть какая-то ниточка, которая могла привести меня к сестре.

Про отца я старалась не думать, если он не искал со мной встречи, значит, я ему не нужна. А вот сестра так же могла не догадываться, что она не единственная.

На входе в роддом я слегка потопталась, думая, куда мне нужно идти. Не придумав ничего нового, обратилась в регистратуру или стойку информации, я так и не поняла, как зовется это окошко.

Передо мной сидела женщина лет 50, уставшая не только от работы, но, похоже, еще и от жизни.

- Добрый день, чем могу помочь? – пропыхтела она заученную фразу.

- У меня тут вопрос такой…щепетильный, - переминалась я с ноги на ногу.

- Я слушаю, - протянула женщина, но по интонации эта фраза больше напоминала «какжевыменядосталигосподииии».

- Мне нужно узнать информацию о моем рождении, - выдала я, справедливо полагая, что если я скажу, что нужна информация про сестру, меня сразу пошлют.

Дама даже привстала слегка, осматривая меня и прикидывая, сколько мне лет.

- В архиве все, но вам туда нельзя, - всем видом мне показали, что я свободна.

- А кому можно? – нет, я так просто не уступлю.

- Главврачу, - скривилась женщина.

Я протянула в окошко большую шоколадку, навесив на лицо самую милую улыбку.

- А как я могу к ней попасть?

Тетка слегка поменялась в лице, и даже голос стал чуть мягче.

- Четвертый этаж, там в приемной скажете, что записывались, у нее сейчас окошко, вас примут.

Я рассыпалась в благодарностях и побежала на четвертый этаж.

Сегодня утром я сняла практически все свои деньги, оставив себе на еду и дорогу. Я понимала, что так просто мне никто не предоставит информацию, поэтому будем ее покупать. А скоро я завершу заказ, и мне должны будут заплатить. Так что это не слишком высокая цена, чтобы обрести родственников, доживу как-нибудь до следующих поступлений средств.

На удивление главврач меня действительно принял. Передо мной сидела красивая, подтянутая женщина лет сорока с шикарной прической и безукоризненным макияжем. Ее бы на обложку какого-нибудь издательства, которое рассказывает о том, что после 40 жизнь только начинается.

- Добрый день, - ровный красивый голос, без какой либо интонации. – Чем могу помочь?

Я плюхнулась на стул напротив, нервно теребя сумку.

- Понимаете, у меня ситуация несколько… нестандартная.

Главврач изогнула бровь в ожидании рассказа, при этом подписывая какие-то бумаги.

- Пару месяцев назад умерла моя мама…

- Сочувствую, - отточенное сочувствие без капли эмоций.

- Спасибо. В общем, после ее смерти я узнала, что, оказывается, у меня есть сестра двойняшка.

Женщина перестала писать и подняла на меня свой взгляд.

- Интересно, - она отложила ручку, побарабанив пальцем по столу, - все это, конечно… занимательно, но чем мы можем вам помочь?

Поняв, что меня не прогоняют, я затараторила.

- Отца своего я не знала, а оказывается, они с мамой разделили детей, и у меня нет никакой информации. Может, в записях, в архиве, что-нибудь есть?

На миг воцарилась тишина, нарушаемая гудением компьютера. Я вся собралась, ожидая приговора.

- Мне очень жаль, но навряд ли вы можете что-то у нас узнать. В записях о роженице только информация о самой матери и ребенке – вес, рост, здоровье. А это, думаю, вам ничего не даст.

Я разом поникла, в общем-то, я так и думала, но была надежда.

- Хотя… - главврач сделала театральную паузу, а я забыла, как дышать.

- Что? – в нетерпении поторопила я собеседницу. – Мне хотя бы что-то, хотя бы любую информацию.

- Сколько вам лет? – неожиданно сменила тему главврач.

- Двадцать два,  - ответила я, не понимая, к чему это.

- Двадцать два, - просмаковала женщина мой возраст, - 96-97 год рождения, правильно?

Я кивнула. Если она хочет продемонстрировать свое знание математики, то я не впечатлена.

Главврач снова забарабанила аккуратными коготочками по столу, отвернулась в окно, затем со вздохом повернулась ко мне.

- Я все равно не могу допустить вас в архив, - притворно помотала головой.

Какой шикарный маркетинговый ход, сначала показать, что есть что-то интересное, а потом сокрушенно вздыхать, что это сложно получить. Но мне в данный момент было плевать.

Я достала из сумки шоколадку в картонной упаковке, аккуратно всунула туда пятитысячную купюру и подвинула шоколад врачу, ненавязчиво махнув задней стороной упаковки с заветной бумажкой.

- Вот вам к чаю. Говорят, сладкое полезно для мозговой деятельности, может, мы что-то придумаем.

Женщина с милой улыбкой убрала шоколад в ящик стола, взглянув на мгновение на номинал «обертки»

- В 90е годы, - начала она говорить, видимо, удовлетворившись ценой, - помимо обычных бумаг, заполнялась еще анкета роженицы, так сказать, для статистики. Туда новоиспеченные мамочки  вписывали имена детей, конечно, предварительно, так как свидетельства о рождении еще не было получено, а так же замужем или нет, чем занимается муж и так далее. Возможно, ваша мама тоже заполняла что-то подобное.

Я мысленно потерла руки.

- Это даже не документ, - улыбнулась я, - так, анкета. Я думаю, вам зачем-нибудь необходимо сходить в архив, а я подожду, может, вы расскажете мне что-то интересное.

Главврач в удивлении изогнула бровь, видимо, поражаясь моим наглым рассуждениям, но через некоторое время произнесла.

- Хорошо. Мне, и правда, нужно в архив. Напомните ваши имя, фамилию и дату рождения?

- Макарова Ева Александровна, 7 февраля 1996 года рождения.



Виктория Селезнёва

Отредактировано: 30.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться