Спящая красавица. / Повелитель Снов. Книга 6/

4. Немертвая красавица

Во дворце было много комнат для гостей, и Берт выбрал для меня одну из них, расположенную близко от его апартаментов, в которых он ночевал, когда дела задерживали его при дворе. Его родовое поместье находилось в нескольких милях от резиденции короля, но он решил не предоставлять меня самой себе, обосновавшись во дворце. Конечно, он не был уверен во мне так же, как Филипп в своем чародее. Меня держал во дворце страх за жизнь свою и Архны, а наемник королевского кузена получал круглые суммы на расходы, связанные с поиском заветного состава, и даже не добившись конечного результата, он достаточно поживился. Король закрывал на это глаза: после выхода указа все знахари оплачивались из карманов возможных женихов, а не из опустевшей казны. Впрочем, Берт также обещал оплатить все мои расходы, и доставлять мне любые необходимые ингредиенты.

Я была представлена королю на неофициальном визите. Он не проявил к моей особе никакого интереса, сытый по горло подобными визитами. Правда, король, ленивым голосом соизволил напомнить, что мы вольны испытывать любые известные нам способы, лишь бы они не нанесли никакого физического вреда Лилиан, в противном случае и меня и Берта, как инициатора ожидает плаха.

– Вы считаете, что сможете сделать то, что не смогли сделать другие подобные вам?– заметил король напоследок.

– Я еще не видела принцессу, сир. Но раз господин Дорнеан верит в мои силы, возможно, мне и удастся если и не вылечить, то хотя бы наметить правильный путь на исцеление.

Губы короля дрогнули:

– По крайней мере, вы не так самоуверенны как другие, что ж удачи вам, леди. Не знаю, что пообещал вам Берт, но если появятся хотя бы явные признаки жизни у принцессы: нормальное дыхание, биение сердца, движение глаз под веками, как у обычного спящего человека, награда вам обеспечена.

– На вашем месте, я бы не стала давать такие обещания, сир. Разве вы не знаете, что многие чародеи способны создать иллюзию, а имитация жизни у бездушного тела, может только подать вам тщетную надежду.

Король кивнул, слабо улыбнувшись, подал знак Берту, что мы можем быть свободны.

– Ты не могла бы держать язык за зубами,– накинулся на меня вельможа, когда мы покинули приемную. Если бы все уверились, что принцесса просто спит, я смог бы, наконец, на ней жениться.

– Ходят слухи при дворе, что король предлагал вам это и ранее, до выхода указа.

– Ты хочешь сказать, что я должен был обвенчаться с мертвецом?– возмутился министр.

– Однако, сейчас вы на это готовы.

– Обстоятельства сильно изменились, леди. Теперь Филипп близок к успеху.

Я пожала плечами:

– Я устала. Проведите меня к Лилиан. Посмотрим, какие успехи у вашего хваленого чародея.

 

 

Спальня была сильно затенена: свечи не горели, а шторы на окнах были опущены.

– Кто-то из лекарей сказал, что принцессе вреден прямой солнечный свет,– ответил Берт на мой немой вопрос.

Я подошла к кровати Лилиан. Ее образ мне был чем-то смутно знаком. Впрочем, это не удивительно: она походила точно на покойную королеву, чей профиль был отчеканен на золотых руалах.

Лежащая в постели девушка была очень бледна. На первый взгляд можно было сказать, что если она и умерла, то это произошло совсем недавно, но никак не 16 лет назад.

Лилиан была потрясающе красива. Ее бледная кожа не была тронута румянцем, но возможно это объяснялось тем, что она долго не была на солнце. Однако губы ее были неестественно красны. Ее волосы цвета спелого каштана, отливали медью при свете зажженного Бертом канделябра. Черты лица были тонки, как у античной статуи. Кожа рук и груди была также бледна, и просвечивала синими жилками, которые не пульсировали, словно кровь в них превратилась в гель. Самым вероятным было то, что она была, все же, забальзамирована, тогда мое спасение было только в побеге из дворца.

Старуха всегда говорила, что пока ты жив, надежда не оставляет тебя. Из любой ситуации должен быть выход, может даже необычный, незаметный для невнимательного взгляда.

– Что скажешь?– нетерпеливо произнес Берт.

– Пока ничего. Она очень красива.

– Это не совсем то, что я хотел услышать,– резко сказал он, сжимая мои пальцы. Я выдернула руку из его ладони и присела на край кровати. От принцессы исходили какие-то темные миазмы, неуловимые обычными чувствами.

Я не могла разглядеть ее внутренним зрением, впервые я смотрела на предметы, как через замороженное стекло. Мой Дар спеленал невидимый кокон, липкий и прочный как паутина.

Наконец, я стряхнула наваждение.

– Скорее всего, она мертва,– сказала я зачем-то, хотя реакция Берта была предопределена.

– Этого не должно быть. Делай что хочешь. Хоть вызови ее душу из рая, или где она еще там, и заставь ожить это тело. Мне плевать, как она исцелиться. Тело нетронуто временем, почему бы ей ни занять его вновь.

– Некромантия большой грех– вздохнула я,– лишь бог может вдохнуть душу в недвижное тело.



Натали Исупова

Отредактировано: 24.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться