Спящая красавица. / Повелитель Снов. Книга 6/

Размер шрифта: - +

5. Королевский призрак

Я все чаще задумывалась над случайной фразой Берта. У меня самой возникало странное ощущение, что я участвую в какой-то дикой Игре, победить в которой не имею возможности. По ночам приходили смутные сны, значения которых я не понимала. Какой-то незнакомый мне человек, закутанный с ног до головы в черное, требовал от меня выполнить обещание. Что я могла ему обещать и когда, вспомнить не было сил ни во сне, ни наяву. Это было как-то связано с принцессой, но чем больше я старалась придумать, как ее пробудить, тем больше способов окончательно отмела, в виду их совершенной негодности.

И так некстати мне выпала карта вынужденного бездействия. Филипп подсунул нам с Дорнеаном под нос бумагу, более чем сомнительного содержания, но за подписью короля. На основании этого документа мне предписывалось отложить все планы относительно Лилиан, как минимум на неделю. Оказывается, чародей Зелиус был уже близок к успеху, и не хотел бы, чтобы непрофессиональные действия какой-то ведьмы свели на нет его достижения.

Берт был в ярости и не скрывал этого. Но я не верила в то, что наемный волшебник нашел разгадку столь долгого сна принцессы. Я по-прежнему общалась с Архной посредством кристалла, и она была склонна думать, что чародей либо сам заблуждается на свой счет, либо затеял опасную игру, и дурит не только короля, но и нанявшего его Филиппа. В последнем случае Зелиус ждал любой незначительной промашки с моей стороны, чтобы взвалить всю вину за провал на тех, кто якобы помешал колдовскому действу.

Нам ничего другого не оставалось, кроме как ждать. Ждать, когда Зелиус признается в своей беспомощности. Пока же маг просто излучал неимоверное самодовольство, сияя в предвкушении победы и вожделенного гонорара. Я боялась, как бы он не замахнулся на то, что будет ему не по силам, последствия чего не в состоянии будет расхлебать никто из живущих ныне магов. Зелиус мог прибегнуть к запретным чарам...

 

Берт, окончательно разозлившись, укатил в свое поместье, и я осталась одна среди недружелюбно настроенных ко мне людей. Хоть я и не могла больше навещать Лилиан, библиотека была в моем распоряжении и обитатели замка тоже. Но придворные и слуги не были склонны удовлетворить мое любопытство. Бродили слухи о каком-то проклятии, виной которому были неосторожные слова короля. Считалось, что смерть королевы и младшей принцессы были не случайны, и близкий к смерти сон Лилиан лишь кара за злые деяния правителя. В этом мог быть смысл, но с тем же успехом его там быть не могло. При дворе шептались, что призрак покойной королевы до сих пор бродит по коридорам замка. И вскоре мне самой пришлось убедиться в правдивости этих сплетен...

 

Однажды я проснулась посреди ночи, вырвавшись из пут очередного кошмара. Мне нестерпимо хотелось вспомнить не только свой недавний сон, но еще что-то гораздо большее и очень важное. Это что-то зудело в моей голове, но никак не хотело приходить на ум. Я долго ворочалась на влажных и холодных от пота простынях, но уснуть больше не удавалось.

Какой-то странный неясный шум донесся из коридора. Я зажгла свечу, тихонько приоткрыла дверь своей комнаты и выглянула наружу: какая-то бледная фигура мелькнула за поворотом галереи. Инстинктивно я бросилась вслед за тенью, приняв ее за женщину в длинной белой сорочке.

– Постойте, сударыня, куда вы так спешите? И что это вы делали под моей дверью?

Мне на мгновение показалось, что ноги женщины не касаются пола, что она не бежит, а плывет вглубь коридора. Она обернулась, внезапно остановившись, и посмотрела на меня гневным взглядом пронзительно сверкающих глаз. Я стояла лицом к лицу с призраком.

 

То, что это был призрак, сомневаться не приходилось. Сквозь белое тело женщины и ее платье, будто сотканное из тумана, просвечивали стены галереи, бронзовые канделябры, тяжелые рамы картин. Кем было привидение, догадаться не трудно. Портреты этой женщины висели в каждой комнате дворца. Я встретила покойную королеву...

 

Воздух потрескивал, как перед грозой, откуда-то задул сквозняк. Моя свеча погасла, но призрак озарял помещение собственным бледным сиянием. Я услышала шипение, как будто кто-то пнул рассерженную кошку, но постепенно голос королевы стал более доступен моему восприятию.

– Боишься, ведьма?

– Не пойму чего...– спокойно сказала я. Ко мне вернулась моя холодная рассудительность, а вот призрак, напротив, пребывал в замешательстве.

– Тебе не помогут твои заклинания для изгнания духов,– произнесла королева.

­– Я не особенно стремилась заучить их на память.

Казалось, мы выяснили, что не представляем друг для друга угрозы.

– Что ты хотела показать своим появлением?

­– Ваше величество! Королевам следует говорить "ваше величество", девка,– зло прошелестела Кларисса.

– Ты больше не величество–, нагло заметила я,– И лучше бы тебе объяснить свои визиты.

Призрак шипел и вибрировал, но не мог найти в моем сердце ни капли страха.

– Я ненавижу тебя!– взвизгнула королева, на такой высокой ноте, что ушам стало больно.

– Не понимаю, чем я могла вызвать твою ненависть. Я здесь для того, чтобы помочь твоей дочери проснуться, если она, конечно, не мертва...– вдруг меня осенило: кто-кто, а уж призрак, должен знать это наверняка.



Натали Исупова

Отредактировано: 24.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться