Спящая красавица. / Повелитель Снов. Книга 6/

Размер шрифта: - +

6. Дубль-принцесса

Я дернула Берта за руку и помчалась прочь от этой проклятой комнаты. Министр ели поспевал за мной. Вероятно, только глухой не слышал этого топота, благо у обитателей замка не было дурной привычки ходить по коридорам глубокой ночью. Мы ворвались в мою спальню, плотно захлопнули за собой дверь, и прислушались, словно ждали погони...

– Он нас видел?– наконец, спросил Берт.

– Да видел. По крайней мере, меня,– ели отдышавшись, произнесла я.

– Что теперь ждать стражи или сразу смыться?– как можно более весело сказал господин министр.

– Он ничего не скажет. Ни-ко-му! Даже Филиппу,– в этом я была уверена.

– Вот дьявол! Чего же мы бежали как угорелые? Что за тобой черти гнались?

– Мне стало страшно...– оправдание выглядело мало убедительным, но Берт его принял. Он обнял меня за плечи и шепнул насмешливо:

– Что же вас так испугало, госпожа Ведьма?

Мне так хорошо было с ним, что я даже на миг позабыла о своих проблемах. Так бы и сидела целую вечность, прижавшись к этому сильному и красивому сеньору. Но пристало ли об этом думать безродной колдунье.

– Я зажгу огонь?– спросил разрешения господин Дорнеан, доставая из кармана огниво.

– Нет! Не спеши! Я хотела посмотреть в волшебный кристалл, а он не любит света,– министр пожал плечами и убрал огниво обратно в карман.

Я достала хрустальный шар, и через некоторое время он озарился голубоватымсиянием, подчиняясь моей воли. Внутри его возникла комната Лилиан.

Берт от восхищения присвистнул:

– Здорово! С этой штукой можно шпионить, без страха быть пойманным. Если стану королем, обязательно сделаю тебя своим министром!

– Разве женщин берут на такие должности?– усмехнулась я.

– Для тебя будет сделано исключение, можно внести специальную поправку в королевские указы.

Мы стали присматриваться к тому, что происходило в шаре.

 

Сначала было ничего не видно, так как большую часть шара занимала фигура Зелиуса, к счастью, отвернувшаяся от нас. "Слава богу! Он жив!"– подумалось мне.

Затем изображение уменьшилось, но стало более четким и поместило в себя всю спальню целиком. Лилиан лежала на кровати в своей обычной позе сладко спящего человека. Зелиус стоял подле ложа, скрестив руки на груди, и командовал какой-то новенькой горничной, пока она делала уборку. Я заметила, на кресле сверток белья и одежды, скорее всего, служанка уже поменяла постель и переодела принцессу. Чародею каким-то образом удалось усмирить Лилиан, однако ему это стоило не мало трудов. На его щеке алела свежая царапина, довольно глубокая и обильно кровоточащая.

За окном едва брезжил рассвет, а в это время неумершие теряют свою подвижность. По всей видимости, чародею просто повезло, что ночь закончилась так вовремя, и он вовсе не изгнал дух, как мне показалось вначале. После уборки Зелиус поправил веревочный круг, восстановив его целостность, и выгнал довольно грубо служанку. Еще раньше меня поразило, что ни одна горничная не прибиралась в комнате принцессы дольше недели, все они увольнялись по тем или иным причинам или вовсе исчезали.

– Ну, и что же вас напугало, Талина?– голос Берта звучал более чем злорадно.

Мне пришлось ему рассказать кое-что из того, что я видела.

 

– И тебе это не померещилось?– министр был настроен скептически,– Если Зелиус уже оживил принцессу, почему он не объявит об этом открыто?

– Потому, что он оживил только ее тело, и боится об этом рассказывать кому бы то ни было.

– Я не понимаю, почему тогда он заставил всех поверить, что близок к успеху?– удивился Берт.

– Он думал, что у него получилось... Понимаешь, он действительно думал, что призвал дух Лилиан. Гордыня ослепила его. Но он достаточно хороший чародей, раз прибегнул к некромантии, и не мог не заметить, что не все гладко. Его обмануло то, что тело выглядело слишком хорошо, чтобы быть мертвым.

– Что же не так? Ты говоришь: она сидела, встала и даже пошла?

– Берт, почему она лежит сейчас в постели, как раньше?– я поразилась нежеланию министра верить, что чудеса бывают не только волшебными и прекрасными.

– Не знаю... Может, устала. Уснула... как все люди?

– Уснула утром, с первыми петухами и спит вплоть до полуночи? Ты что действительно не понимаешь, Берт? Это уже не Лилиан! Что угодно, только не она! И зачем иначе нужны веревочный круг и цветущий чеснок? Ее тело пролежало слишком долго, Лилиан потеряла с ним всякую связь. Человеческий дух не может поддерживать жизнь в уже остывшем теле. Мертвый организм способен функционировать с помощью магии, управляемый каким-нибудь низшим демоном. Но неумершим, чтобы сохранять подобие жизни, нужна кровь и плоть живых... каждую ночь.

– Но что же мы будем делать? Если Зелиус не справится, он спихнет вину на нас.



Натали Исупова

Отредактировано: 24.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться