Спящая красавица. / Повелитель Снов. Книга 6/

10. Тайна покойной королевы

Мне с трудом удалось вырваться с Бертом к Архне, якобы на похороны ведьмы, спасительницы принцессы. Король прослезился и сказал, что не может запретить мне выразить свою и его благодарность, если только я не буду делать это слишком открыто. Я уверила величество, что все пройдет тайно. Огласка мне была и самой не к стати, если учесть, что это будут за похороны.

Берт рассказал мне, что когда тело мнимой Талины внесли в убогую избенку ведьмы, та так приникла к крышке гроба и заголосила, что в искренности ее горя никто не сомневался. Архна была уже предупреждена, и спектакль ей удался на славу. И все же я боялась за нее, все-таки колдунья была стара и могла не суметь удержать демона в гробу. Поэтому похороны назначили как можно скорее. Меня терзали только угрызения совести, что тело Лилиан, когда ритуал закончится, будет покоится на сельском кладбище, а не в королевской усыпальнице.

"Поминки" прошли успешно. Хотя Берт был уже не рад, что вызвался помогать ведьмам. Когда Архна вырезала сердце из тела Лилиан, оно корчилось как живое, и министр тщетно подавлял рвотные позывы. Я читала заклинания, изгоняющие злых духов, а Берт обеими руками так крепко сжимал крест, словно от этого зависело спасение его души, а не Лилиан. Крест полагалось держать над челом принцессы. При этом она корчила жуткие гримасы и отращивала клыки. Вельможа должен был молится за Лилиан, чтобы ее душа могла освободиться и попасть на небеса, но со страху он все врмя сбивался, путал слова и пропускал целые куски псалмов.

Когда все было кончено, мы похоронили Лилиан на старом погосте. Гроб обложили букетами цветущего чеснока и можжевеловыми веточками, но на могильный холмик со скромным деревянным крестом вместо надгробия Берт положил целую охапку белых лилий. Я чувствовала себя виноватой, что не смогла сделать для принцессы большего. Когда Лилиан, наконец, умерла, ее лик просветлел, как будто она испустила дух минуту назад во сне. Демон, терзавший ее тело отправился обратно в царство теней.

 

Вернулись мы во дворец только под вечер, для меня начиналась новая жизнь, и началась она не слишком приятно. Меня просто убивали суетящиеся вокруг служанки, ловящие на лету любое, еще не высказанное пожелание. Прислугу мне все же удалось выгнать из своих покоев раз и навсегда. Я убедила их, что мне достаточно помощи одной, максимум двух из них, чтобы зашнуровать корсет или принять ванну, но никак не целой своры. Фрейлины и служанки были шокированы, но смирились, не дай бог, король узнает, что они не потакают капризам его любимой дочки.

 

Жизнь во дворце была скучная. Я сразу припомнила то время, когда в других снах бывала при дворе вместе с дядей Жераром и позднее, после его смерти, с кузеном Луи. Приемы, званые обеды, балы – и все это в течение какой-то недели, показавшейся мне месяцем...

Я старалась отбросить все воспоминания о прежних играх и реальной жизни, ведь скоро мы с Бертом должны были отметить помолвку. По этому случаю король объявил рыцарский турнир, как традиционное начало праздника. Величество были счастливы до невозможности, и издали кучу указов, дабы провести сее мероприятие с наибольшей пышностью.

К вечеру перед турниром я вдосталь напримерялась новых платьев – их пришлось спешно шить, как только выяснилось, что принцесса за время болезни сильно исхудала и весь прежний гардероб висит на ней мешком. Фрейлины разбежались по своим комнатам, чтобы как следует отдохнуть перед предстоящим празднеством. Я сидела перед зеркалом и снимала с лица грим, наложенный на день. Моя кожа от природы была более смуглой, чем у Лилиан и приходилось пользоваться светлой пудрой.

 

 

Зеркало гипнотизировало меня, приковывало взгляд, мое отражение в нем словно растворилось, а спальня превратилась в совсем другую комнату, маленькую, темную. Натали спала в свое постели, казалось, что спала... А в кресле, рядом с кроватью развалился Черный. Я смотрела на комнату из того угла, где должно было стоять трюмо. Повелитель повернулся ко мне.

– А ведь она может и не проснуться...– хихикнул он,– Я пока подожду, здесь...

Я прикусила губу. В ногах спящей лежала собака и рычала на Черного.

– Мне и здесь неплохо,– с вызовом сказала я.

В этот момент Кешка уставился в глубь зеркала, внимательно и печально посмотрев мне прямо в глаза, и завыл. Все внутри меня словно перевернулось, тоскливо защемило в груди.

– Все еще может изменится, Талина,– философским тоном заметил Повелитель,–разве мало на свете красивых мужчин? Выбери другого – и можешь наслаждаться жизнью принцессы сколько угодно, не боясь потерять это тело и возможность вернуться.

– Я люблю его. Бертран умер, а я получила шанс на счастье... Они даже чем-то схожи...

– Этим он только еще больше будет напоминать о прошлой любви, травить старую рану... Очень больно, Талина, думать, что, возможно, сделан не правильный выбор.

– Теперь поздно что-либо менять. Прощай, Черный!– мысленно я попрощалась также со всем, что связывало меня с прошлым.

Однако Повелитель снов не спешил удаляться из зеркала:

– Даю тебе сутки. Если не передумаешь - не вернешься уже никогда! Это в моей власти. Твой Берт уже сделал однажды неправильный выбор. Не следуй его примеру.



Натали Исупова

Отредактировано: 24.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться