Спящий город Камбоджи

Размер шрифта: - +

Глава 7

 

У всего должна быть причина. Даже чисто теоретически. Но почему-то здесь этот закон не работал…

Андрей никогда не отличался болезненностью, он даже не помнил, когда в последний раз серьезно болел. В пору городских эпидемий гриппа он мог подцепить вирус, но его организм мгновенно устранял проблему, поэтому школу приходилось пропускать от силы пару дней. С травмами примерно то же самое: они заживали на нем с минимумом врачебной помощи.

А теперь его собственное тело словно ополчилось против него! Началось все с легкой слабости и головокружения, появившихся вечером. Утром поднялась температура, что даже для его отца стало достаточной причиной не тащить сына на съемки.

- Ты уверен, что тебя никакой паук не кусал тут?

- Нет, - отозвался Андрей. – И в Человека-Паука я тоже не превращаюсь! Думаю, это какая-то запоздалая акклиматизация или попросту солнечный удар.

- Очень может быть. Меньше бы ты по жаре шлялся! Заболеешь – убью.

- Батя, у тебя нет логики.

- Зато есть охотничье ружье! Не смей мне тут съемки срывать!

Тогда они оба смеялись. Искренне. Обоим казалось, что это ерунда и мелочи. Однако шло время, и становилось только хуже. Жутко болела ладонь левой руки. Почему – Андрей не понимал, он ее не травмировал.

К вечеру началась лихорадка. Ему казалось, что еще чуть-чуть – и сознание просто отключится. Голова раскалывалась, пища не задерживалась в желудке, рвало его даже от воды. Вернувшийся отец срочно вызвал лагерного врача, но… к его приходу температура спала и исчезла большая часть симптомов. Осталась разве что бледность и озноб, остальное – только на словах, без подтверждений.

- На отравление похоже, - сообщил врач. – Не пищевое, я имею в виду. Ядом. Не было контактов с экзотическими насекомыми или растениями?

- Да вроде нет, - пожал плечами Андрей. Он действительно ничего такого не помнил. – Я не заметил…

- Бывает. В любом случае, видно, что угроза миновала, пик прошел. Если будут осложнения – вызывайте, а пока нужно отдыхать и пить побольше воды.

Это Андрей и пытался сделать – он отдыхал. Вода в него не лезла. Спать он лег рано, но сон был беспокойный. Он часто просыпался на десять-пятнадцать минут, потом снова проваливался в темноту. Ему казалось, что он что-то видит, однако память все это не фиксировала.

Нормально заснуть ему удалось только под утро. Проснувшись, парень настороженно прислушался к ощущениям собственного тела. Голова вроде в порядке, не тошнит, только левая рука болит чуть сильнее, но это ведь не серьезно.

По крайней мере, так ему казалось. Открыв глаза, Андрей понял, что поторопился с выводами.

Наволочка на подушке и простыня на уровне груди были покрыты пятнами засохшей крови. Источником определенно стал глубокий порез на левой ладони. Кожа вокруг него воспалилась, загрубела и теперь пульсировала болью.

Это уже выходило за рамки здравого смысла. Он не мог так пораниться в кровати! К тому же, рука болела уже давно. Что же получается, кожа просто лопнула изнутри?! И это даже мелкой царапиной не назовешь! Чтобы не терять времени на догадки, он отправился прямиком к врачу.

А тот ему не поверил. Выслушал, укоризненно покачал головой и попросил не врать профессионалу.

- Я ведь вижу, что кожу разрезал внешний источник! Здесь даже нарыва никакого нет, самый обычный порез. Андрей, это некрасиво.

- Да какой смысл мне врать?!

- Вот и я думаю: зачем тебе это? Ты уже великоват для шуток! Очень надеюсь, что ты не намеренно себя покалечил!

- Вы издеваетесь? – возмутился Андрей.

- Я основываюсь на том, что вижу.

Самое обидное заключалось в том, что отец уверенно стал на сторону врача. Типично в его духе: верить кому угодно, только не родному сыну. Правильно, у кого медицинский диплом, тот и прав!

Андрею пришлось прикусить язык. Тут как на суде: что ни скажешь, все против тебя используют! Поэтому до конца визита он молчал.

Врач обработал рану, зашивать не стал, просто наложил повязку и велел не трогать ее до вечера. После этого он и отец отправились на съемки. Андрей, естественно, остался в лагере.

Перемотать руку было проще, чем отгородиться от боли. Врач заверял его, что лекарство скоро подействует, но оно явно не торопилось! Боль нарастала волнами. Парень старался игнорировать ее, некоторое время ему это даже удавалось. Однако улучшения не намечалось, скоро от боли на стенку лезть хотелось.

Он не представлял, как поступить. В их фургоне лекарств не было, врач уехал надолго, а телефона здешних медиков Андрей не знал. Да и не поедут они в горы! Только и остается, что ждать.

Около одиннадцати часов зашла Настя. Хотела прогуляться с ним или хотя бы просто поговорить. Андрею пришлось довольно грубо отослать ее на одиночную прогулку. Он чувствовал, что так будет лучше. Ему не хотелось ни с кем сейчас говорить – разве что с доктором. Девушка обиделась, но в таком состоянии ему не было дела до ее капризов.

Время тянулось раздражающе медленно. Так всегда бывает, когда отвлечься толком не можешь. Было около двух, когда он решил наплевать на запрет врача и посмотреть, что происходит с раной. Болела она все сильнее, он уже не мог двигать кистью левой руки.

Да и выглядело все так, как и должно было при таких осложнениях. Рана загноилась, причем с ненормальной скоростью. Ее края почернели, и это уже чуть ли не на гангрену похоже было! Запах разложения вызывал тошноту, а понимание того, что источником стало его тело, вселяло ужас.

А еще… еще ему казалось, что что-то шевелится внутри пореза. Поначалу он списал это на пульсацию крови, однако со временем ощущения стали более заметными. Что-то есть внутри – и оно пожирает его руку.

Не нужно было обладать медицинским образованием, чтобы понимать: это противоестественно. Слишком быстро, слишком мало причин! Рану обработали, а выглядит она так, словно он неделю на поле боя пролежал.



Влада Ольховская

Отредактировано: 20.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться