Средь пены морской

Размер шрифта: - +

Глава 6

Дайлан не слишком понял, как все произошло, но он уже сидел за одним столом с Эрикой и мистером Тайлером, держа в руках чашку с обжигающе горячим напитком. Смотрел он на него с опасением: не очень русалки жаловали высокие температуры.

- Значит, вы прибыли из Италии? – спросил мистер Тайлер. Дайлан смотрел на него, но остро чувствовал, что Эрика, сидевшая напротив, не сводила с него глаз.

- Верно, - согласился Дайлан, кивая в подтверждение своих слов. Мистер Тайлер на первый взгляд мог показаться добродушным человеком, если бы не его глаза. Дайлан успел заметить, что у Эрики были глаза отца: благородного зеленого оттенка. Но в глазах мистера Тайлера в них не было дружелюбности и теплоты Эрики. Это был расчетливый и пытливый взгляд, который, казалось, проникал в самую душу. Дайлан серьезно опасался, что мистер Тайлер мог бы разгадать все его тайны. Взгляд этот смягчался только тогда, когда скользил по нежному лицу дочери.

- Вы очень хорошо говорите по-английски, - заметил мистер Тайлер, делая глоток чая. 

- Все из-за моего отца, - сообщил Дайлан. Он решил, что в присутствии Тайлера нужно с особым вниманием подбирать слова. – Из-за того, что мы много путешествуем, он настаивает на том, чтобы наша семья хотя бы бегло говорила на нескольких языках. Но не уверен, что всегда могу найти нужное слово.

- Любите путешествовать? И где вы бывали?

- Проще сказать, где я не бывал, - уклончиво отозвался Дайлан. Он ведь почти никогда не поднимался на сушу, поэтому едва ли мог рассказать что-то вразумительное о какой-нибудь стране, если бы его попросили.

Улыбка тронула губы мистер Тайлера, но до глаз его так и не добралась.

- Почему вы решили остановиться здесь, а не в каком-нибудь большом городе, в Лондоне, например? – поинтересовался он. - Тут едва ли есть, на что посмотреть, ничего удивительного.

- Отчего же? – спросил Дайлан и буквально титаническими усилиями заставил себя в этот момент не перевести взгляд на Эрику. От мистера Тайлера это бы не укрылось, и Дайлан не был уверен, что он такое одобрил бы. – Думаю, в таких небольших прибрежных городках есть свое очарование. Мы всегда останавливаемся где-нибудь поближе к морю.

- Интересно, - протянул мистер Тайлер, отводя взгляд. Дайлан едва не вздохнул от облегчения. – А чем занимаются ваши родители?

Дайлан снова напрягся. Мистер Тайлер, казалось, хотел выведать у него все, что мог. Действительно ли он так хотел узнать его получше? Дайлан не был уверен.

- Моя мать – целительница, - тем не менее ответил он, придумывая свою легенду на ходу. – А отец... главоа компании по добыче морских продуктов.

Мистер Тайлер в этот момент отвлекся на что-то в комнате и, кажется, не заметил его заминки.

- Вот как? Интересно, - снова повторил Тайлер, опять возвращая к Дайлану взгляд. – Путешествия требуют больших затрат. Как же вы с ними справляетесь?

- У меня есть старшие братья и сестры, которые хорошо зарабатывают, - снова соврал Дайлан, стараясь выглядеть как можно более невозмутимо. Он надеялся, что этот допрос скоро закончится, потому что на самом-то деле был не очень искусным лгуном.

- Сколько же их у вас?

- Только старших или в общем? – уточнил Дайлан, не в силах сдержать улыбку. 

- В общем, - мистер Тайлер, казалось, с интересом изогнул одну из своих густых бровей.

- Одиннадцать.

Когда Эрика узнала, сколько родных у Дайлана, она пришла в полнейшее изумление. Дайлан не ждал такой бурной реакции от мистера Тайлера, но надеялся, что это хоть немного, но заставит его проявить эмоции. Однако тот остался невозмутим.

- Интересно, - только и сказал мистер Тайлер в очередной раз. 

Вдруг он отставил в сторону еще не опустевшую чашку и, подняв руку, посмотрел на наручные часы. Брови его сошлись на переносице, он поднялся с места.

- Прошу извинить, но мне нужно идти, - сообщил он. Дайлан тоже встал, чтобы пожать ему руку. – Было приятно познакомиться с вами.

- Взаимно, сэр, - улыбнулся Дайлан. Оба мужчины были не совсем искренни.

Не говоря больше ни слова, мистер Тайлер направился вон из комнаты, и через некоторое время Дайлан услышал, как хлопнула входная дверь.

- Похвально, Дайлан. Вы очень хорошо держались.

Голос Эрики заставил его оторвать взгляд от дверного проема, за которым исчез мистер Тайлер, и посмотреть на нее. Она, все так же улыбаясь, положила локти на стол и устроила свой подбородок на скрепленных ладонях. Дайлан снова опустился на свое место напротив Эрики. Все оба раза, что Дайлан встречался с ней, он не мог в полной мере рассмотреть ее лицо. Было или темно, или же неясный свет ламп скрывали всю ее красоту. Сейчас в свете солнечных лучей он мог разглядеть даже золотистые крапинки в ее прекрасных зеленых глазах.

- Вы все время молчали, - заметил Дайлан с легким укором, поняв, что ничего не говорил уже слишком долго и не очень вежливо ее разглядывал.

- А вы даже не притронулись к своему чаю, на который были приглашены, - парировала Эрика, заставив Дайлана улыбнуться и посмотреть на напиток, который почти остыл.

- Не люблю горячее, - объяснил Далйна, взяв чашку и сделав небольшой глоток холодного чая. Вкус его не походил ни на что из того, что пили подводные жители. Видимо, сделан он был из каких-то трав, растущих на поверхности.

- Правда? – Эрика удивленно вскинула брови. – Это очень странно, учитывая то, что вы мне рассказали о вашем имени.

Дайлан сначала не понял ее, но потом улыбнулся, вспомнив разговор во время прогулки до «Пеликана».

- Решительно не понимаю, по какой причине родители так меня назвали. Хотя в юном возрасте мне нравилось думать, что в это заложен тайный смысл, - сказал он, пожав плечами. Эрика, видимо, больше не собиралась ничего говорить, но Дайлану нужно было поддерживать беседу, чтобы не вести себя подобно глупому моллюску, как часто называла его Мередит. – Ваш отец – очень необычный человек, как мне показалось.

- Может быть, - отозвалась Эрика. – Мне сложно судить об этом, потому что со мной он ведет совсем не так, как с другими.

- Это заметно по тому, как он смотрит на вас, - сказал Дайлан, кивая в подтверждение своих слов. – А что насчет вашей матери? Где она?

- Моя мама умерла во время родов, - ответила Эрика неожиданно спокойным голосом. Легкая улыбка продолжала озарять ее дивное лицо, но вот в глазах промелькнула печаль.

- Прошу прощения. 

- Ничего, - Эрика улыбнулась чуть шире. – Я знаю ее благодаря рассказам отца. Он говорит, что я ее точная копия, за исключением глаз. Мне не сложно представить, какой она была и как любила нас обоих. Мысли о ней огорчают меня, но в то же время заставляют радоваться.

Говоря это, Эрика опустила глаза и, казалось, улыбалась уже не Дайлану, а тому образу матери, который сама составила в своем сознании. Дайлан, не задумываясь, отдал бы кому угодно свою душу, чтобы видеть в этот момент ее взгляд. Оставалось только представить, какой нежностью, теплотой и легкой тоской он был наполнен.

- А что насчет вашей семьи? – вдруг оживилась Эрика, отгоняя от себя всплывшие образы. – Может, я слишком любопытна, но не стану скрывать, что мне очень хочется узнать что-нибудь обо всех вас. Все-таки просто невероятно, что вас так много!

Разговор потек сам собой, просто и непринужденно. Дайлан рассказывал о своей семье, совсем немного подправляя действительность. Эрика в свою очередь тоже была щедра на подробности своей жизни, который Дайлан слушал с упоением. 

В этот особняк Эрика с отцом приезжала только летом, а все остальное время жила с ним в столице Англии, где училась в консерватории. Когда Дайлан спросил, что это значит, то Эрика в подробностях рассказала, как обучалась музыке. Дайлан почти физически ощутил желание услышать, как она играет или поет, но смог сдержать язык за зубами и не попросить об этом одолжении. Он ведь определенно снова придет к ней, поэтому шанс появится.

Эрика говорила, что Уильям и Маргарет ухаживают за домом во время отсутствия хозяев, да и во время их приезда тоже. Уилл, будучи опытным и хорошим рыбаком, часто приносил сюда ужин, а Маргарет убиралась, готовила и помогала Эрике в разных делах. К тому же у них была дочь Хелена, та самая, что находилась в лодке вместе с ней и двумя трусливыми молодыми людьми.

Рассказ Дайлана получился более длинным, потому что членов семьи было намного больше. Стараясь обходить щекотливые темы, он коротко рассказал о родителях, о каждом брате и сестре, заострил свое внимание на том, как его двойняшка, Мередит, умела выводить из себя.

За все это время Эрика очень часто смеялась. Это был самый замечательный смех, который Дайлан когда-либо слышал. Вообще все связанное с ней было «самым». Ее движения, слова, жесты, шутки, лицо, глаза, волосы, улыбка... Дайлан мог бы перечислять бесконечно. Ему нравились те непривычные и незнакомые ранее чувства, которые Эрика в нем пробуждала. Но в то же время он чувствовать странную тревогу, да и слова заблудшей души, что он повстречал накануне, никак не шли из головы.

Гаспар сказал, что земные девушки опаснее сирен. Что именно он имел в виду? Разве могла Эрика быть опасной?

Неприятные ощущения в теле ни на секунду не отпускали Дайлана. Время шло, и они постепенно усиливались, как и необходимость во что бы то ни стало оказаться в воде. Пора было возвращаться в море.

- Уходите? – огорченно спросила Эрика, когда Дайлан поднялся из-за стола.

- К сожалению, - сказал он, чуть улыбнувшись. – Мои родителя достаточно строги, особенно когда мы оказываемся в чужой стране. Они не позволяют нам слишком долго быть неизвестно где.

- Правильно, конечно, - согласилась Эрика, - но все равно очень жаль, что вы больше не можете задержаться. Может, вы хоть поедите перед уходом?

- Не думаю, что мама обрадуется, если я приду сытым, так что вынужден отказаться. Спасибо, но мне действительно пора.

Кивнув, Эрика предложила проводить его до двери. Дайлан не видел смысла отказываться. Путь, правда, показался слишком уж коротким, потому что буквально через пару секунд они уже стояли друг напротив друга в коридоре перед порогом.

- Я отлично провел время в вашей компании, - сказал Дайлан, улыбаясь и целуя протянутую нежную руку. 

- То же самое с уверенностью говорю о себе, - отозвалась Эрика, отвечая на улыбку.

Дайлан не заметил, что продолжает держать ее ладонь в своей. Все-таки, какая удивительно теплая кожа. У русалок она была холодная и бледная, хоть и чудесная на ощупь, гладкая и мягкая. Но касаться рук Эрики было куда приятней.

- Может быть, вы согласитесь прогуляться со мной как-нибудь? – неожиданно даже для самого себя выпалил Дайлан. Эрика вскинула свои светлые брови, заставив его заволноваться, но потом улыбнулась. Смущенно и очаровательно.

- С удовольствием. Когда?

- Думаю, что смогу выбраться из-под родительской опеки послезавтра. Я зайду за вами.

- Буду ждать, - отозвалась Эрика. Дайлан улыбнулся, снова поцеловал ее руку и вышел из дома.

Сладостное чувство от времени, проведенного вместе с Эрикой, и осознания того, что они снова встретятся совсем скоро, затмила боль, которую он почувствовал в ту же секунду. Когда Дайлан оказался на улице, вблизи моря, неприятные ощущения накрыли его с головой. Чуть ли не бегом он бросился к заброшенной бухте. Каждый шаг не просто приносил легкую боль, он словно шагал по острым и ядовитым колючкам морских ежей или зазубринам на коралловых рифах. Волны едва накатывались на песчаный берег, но все равно их шум бил по барабанным перепонкам с такой силой, словно Дайлан оказался в самом центре разбушевавшейся стихии.

Оказавшись, наконец, в бухте, Дайлан торопливо сорвал с себя одежду, кинулся к морю и одним мощным прыжком нырнул в воду. Вместе с острым покалыванием появился черный чешуйчатый хвост, и вот уже Дайлан восстанавливал дыхание под толщей воды. Боль в теле быстро исчезала. Чувство радости и покоя постепенно наполнили все его существо. Дайлан улыбнулся, подняв голову и посмотрев вверх, под воду только-только золотилось солнце.

- Мой принц! – мысль Клыка появилась в сознании почти мгновенно. – Почему ты так долго не возвращался? Время было совсем на исходе, я собрался плыть за помощью. Что произошло?

Дайлан поглядел на Клыка, который действительно выглядел очень обеспокоенным. Как бы он ни старался помнить о времени, он все равно затерялся в разговорах с Эрикой. Точнее, Дайлан затерялся в чувствах, что она в нем пробуждала.

- Что произошло, спрашиваешь? – отозвался он, запуская пальцы в волосы и высвобождая их из хвоста, перевязанного черной ленточкой. Его мысли ему же казались абсурдными, но в то же время совершенно очевидными. – Я влюбился в человеческую женщину. Вот что произошло!



Анна Анищенко

Отредактировано: 23.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться