Средь пены морской

Размер шрифта: - +

Глава 7

Русалочья заводь, сокрытая от посторонних глаз опасными для мореплавателей скалами, всегда была наполнена звуками смеха и пения. Подводные жители Северного моря облюбовали это замечательное местечко, поэтому там их всегда было очень много. Но в этот день в заводи был полный аншлаг. Еще бы, ведь в этот день главный музыкант всего подводного царства решил ее сегодня посетить! Какой морской житель не мечтал услышать вживую его игру?

Дайлан сидел на небольшом возвышении, а вокруг него собралась толпа тритонов и русалок. Последние с особой старательностью пытались оказаться как можно ближе к принцу и смотрели на него с каким-то даже пугающим обожанием. Тритон держал в руках сильно изогнутый коралл с туго натянутыми рыбьими жилками-струнами. Он умело и легко перебирал их пальцами, выуживая тонкие и нежные звуки, которые сливались в красивую мелодию.

Вообще Дайлан не горел желанием здесь появляться, потому что прекрасно знал, чем это чревато. Так происходило почти после каждого выступления в Атлантиде – ему просто-напросто не давали прохода, как и сестре, сладкоголосой Аделайде. Конечно, чаще всего все просто ограничивалось постоянными окликами, желанием поговорить, похвалить и восхититься. Однако бывали случаи, когда королевским детям приходилось передвигаться исключительно в сопровождении дворцовой стражи, чтобы те не подпускали чересчур восторженных обожателей близко. Оставалось надеяться, что местные жители куда адекватней.

В данном случае у принца просто не оставалось выбора, приплыть сюда было необходимо. Вчера Нереус очень удачно прикрыл его перед Мередит, рассказав ей байку о том, как он покорял сердца в русалочьей заводи. Из-за этого Дайлан решил отправиться сюда, чтобы Мер не возникло потом сомнений и вопросов. Ведь если русалки начнут тут или там рассказывать о его игре друг другу, то у сестры не возникнет потребности проверять, когда именно ее брат появляется в заводи.

Хоть принц и продолжал играть, мыслями он был далеко от полусотни пар глаз, направленных на его руки и лицо. Как же ему не нравилось обманывать Мередит. Когда у родителей двенадцать детей, сложно дарить им внимание в равных частях, даже если очень сильно для этого стараться. Особенно если к этому шли еще и обязанности правителей целого королевства. У Дайлана же в любое время была Мер, а он – у нее. Они все друг другу рассказывали, ничего не скрывали, поддерживали, радовались удачам, вместе пытались найти выход из сложных ситуаций… После того, как в его жизни появилась она, все пошло наперекосяк.

Пальцы не вовремя соскользнули со струн, выдавая две фальшивые ноты, но завороженные зрители даже ничего не заметили.

Эрика. Даже не нужно было произносить ее имени в своих мыслях, чтобы выйти из равновесия, чтобы вызвать восторг и трепет во всем теле. Всего один день в ее компании, и Дайлан уже не мог выкинуть ее из своего сознания. С ним никогда не происходило ничего подобного. Что за игру ведет судьба? Почему тритону нужно было найти всю любовь не в русалке, а в человеческой женщине? 

Завтра, только завтра он снова поднимется днем на поверхность и отправится с Эрикой на прогулку. Дайлан уже практически наяву видел ее улыбку на нежном лице и яркие задорные искорки в зеленых глазах с золотистыми крапинками. Она снова будет смеяться и рассказывать разные истории, поражая принца всем своим существом. И даже боль, которая будет сопровождать его все четыре часа, что он проведет на суше, не помешает ему в полной мере наладиться всем этим.

Руки уже будто и не принадлежали ему. Словно подражая его волнительным мыслям, музыка стала чуть громче, быстрее, радостнее. Тритоны и русалки изящно покачивались на волнах в такт. Некоторые русалки-сирены тихо подпевали, будто вплетая свои обольстительные голоса в музыку подводной лиры. Если бы поблизости оказались корабли, то они бы все до единого разбились о скалы заводи.

Дайлан играл уже около пары часов, пальцы начинали неметь от постоянного перебора струнок. Пора было заканчивать с этим представлением.

- Спасибо за ваше внимание, мои друзья, - сказал он, закончив свою мелодию. – Мне пора плыть…

Тут же по толпе пронесся огорченный ропот. Все зашевелились, подплывая чуть ли не вплотную.

- Нет, пожалуйста, сыграй еще, мой принц! – заговорили русалки, которые находились к Дайлану ближе всего.

- Еще хоть мелодию!

- Порадуй нас своей лирой!

- Струны вот-вот сотрутся. Я действительно должен покинуть вас, - категорично ответил принц, соскальзывая с возвышения и начиная пробираться мимо слушателей, которые принялись ненавязчиво касаться его рук, тут же отпуская. Остановить силой они его, конечно, не могли, потому что это могло расцениваться, как попытка пойти против королевской воли, что в подводном царстве было преступно. Просто так жители хотели показать свое желание слушать его игру дальше. – Обещаю, я приплыву сюда снова совсем скоро и поиграю для вас еще. 

- Ловим на слове, наш принц!

- Я буду приплывать сюда каждый день, чтобы ни в коем случае не пропустить твое выступление!

- Скорее возвращайся, мой принц!

Дайлан улыбался, едва ощутимо касался чьих-то плеч в знак признательности, благодарно кивал на похвалы. Через некоторое время он вырвался из кольца обожателей и поспешил скрыться под водой. Наконец, он смог спокойно вздохнуть. Он любил играть для других, но все равно это было утомительно, особенно сейчас, когда голова забита совсем другим.

Больше всего на свете принцу хотелось, чтобы поскорее наступил завтрашний день. Не терпелось оказаться на суше, чтобы повстречаться со своей Эрикой. Дайлан хмыкнул. В мыслях он позволял называть ее «своей», хоть это вообще не было правдой. Наверное, на поверхности у девушки очень много поклонников. Взять хотя бы тех молодых людей, из-за которых она вывалилась из лодки и оказалась в опасности. Трусливые слизняки, но именно благодаря им тритон имел счастье повстречать Эрику.

- Юп-пи! 

Радостный и громкий клич раздался за спиной, и через мгновение на Дайлана в прямом смысле навалились три русалочьи тушки, заливаясь мелодичным смехом.

- Сколько просить вас так не делать? – недовольно пробурчал принц, который из-за столкновения едва не выронил свою лиру. Мередит привычно обхватила его обеими руками за шею, а Риса и Райна взяли тритона с обеих сторон под руки, повиснув на нем.

- Можешь просить и дальше, что толку-то? – отозвалась Райна. – Мы любим появляться неожиданно!

- А твое лицо и бурчание просто бесценны, братишка! – подхватила Риса.

- Негодницы, - улыбнулся Дайлан, заставляя сестер рассмеяться. – Ну, и что вы от меня хотите?

- Почему ты решил, что нам вдруг что-то от тебя нужно? – возмутилась Мередит. – Мы что, не можем просто обнять нашего брата?

- Мер, давай сразу к делу, - попросил принц, повернув голову, чтобы сестра хоть немного попала в поле его зрения. Она хихикнула.

- Ладно, ладно, признаем. Ты нужен нам в исключительно корыстных целях, - согласилась Мередит. – Милый мой Дайлан, понимаешь, наступает вечер, поэтому…

- Нет! – резко прервал сестру тритон, закачав головой. – Не хочу!

- Ох, ну Дайлан! – жалостливо протянули Риса и Райна.

- Пожалуйста, давай с нами! – попросила русалка с копной каштановых волос.

- Мы не будем больше просить тебя танцевать вместе с нами! – заверила Райна.

- И зачем я тогда вам? Девчонки, вы как маленькие!

- Вот именно! – зацепилась за фразу Мередит. – Ты наш старший брат…

- Ты старше меня на две минуты, - вставил Дайлан.

- И поэтому должен нас защищать, - продолжила Мер, как ни в чем не бывало. – Мало ли, что может случиться. Саден совсем о нас не заботиться, а за Нереусом самим нужен глаз да глаз. Пожалуйста, Дайлан, ты не можешь отказаться!

Тритон посмотрел сначала на Рису, а потом на Райну. Он не видел лица Мередит, только ее черные волосы, колыхающиеся на воде, но готов был поклясться, что ее глаза тоже наполнены мольбой и воодушевлением. Им так хотелось, чтобы он пошел вместе с ними на сушу. Что эти русалки с ним делали!

- Да, не могу, - со вздохом согласился Дайлан, и три сестры, словно по команде, отцепились от него, радостно взвизгнув. Они звонко шлепнули плавником хвоста о плавник друг дружку в знак своей победы.

- Мы выдвигаемся прямо сейчас! – засмеялась Риса.

- Когда-нибудь наступит такое время, и вы пожалеете, что без зазрения совести вили из меня веревки, - заявил Дайлан, и все четверо поплыли вперед.

- Ага, жди дольше! – дружно рассмеялись три подводные принцессы.

Где-то через полчаса они уже подходили к полюбившейся русалочкам таверне. Дайлану понадобилось максимум усилий, чтобы не бросить своих сестер и не пойти к знакомому дому небольшого семейства Тайлеров. Сегодня он не станет беспокоить Эрику, но вот завтра в полной мере насладится ее присутствием. 

Народу в «Пеликане» снова было невыразимо много. Создавалось впечатление, что это единственное место, где люди могли отдохнуть и хорошо провести время.

Площадка для танцующих уже была освобождена, как и в прошлый раз. Риса, Райна и Мередит переглянулись, радостно улыбнувшись Дайлану, подхватили юбки и отправились разминать свои приобретенные конечности. Он проводил их взглядом, после чего развернулся и направился вглубь толпы, чтобы попробовать отыскать себе место. Удача ему улыбнулась, и уже через минуту русалочий принц опустился на стул рядом с длинной вычищенной до блеска стойкой, откуда было прекрасно видно развлекающихся сестриц.

Музыка громом стояла в ушах, но Дайлану это очень нравилось. Здесь она звучала совершенно не так, как под водой, по-другому. По-людски, что ли. Они совсем не так считали такты и перебирали пальцами струны, не так использовали силу своих легких, чтобы выдуть ноту, а сами инструменты ни капли не были похожи на те, на которых привык играть принц. И если некоторые можно было хоть как-то узнать по аналогии с морскими, то некоторые ни на что не были похожи. Тритону очень хотелось сыграть на чем-то новом и неизвестном ему до сих пор, но ему оставалось только наблюдать и постукивать ногой, попадая в непривычный ритм.

- Эй, тебе чего, красавчик? – послышался совсем рядом мужской голос.

Дайлан сначала не понял, что обращались к нему, поэтому голову повернул чисто рефлекторно. За стойкой оказался низкий мужчина с густыми бровями, который, уперев руки в бока, смотрел на него с выжидательным видом. На человеке был надет пожелтевший от времени фартук, а рукава выцветшей рубашки он закатал по локоть.

- Прошу прощения? – недоуменно переспросил принц, рассматривая мужчину. Тот хмыкнул.

- Да ты, парень, кажется, на тех трех прелестниц засмотрелся, вот и котелок варить перестал, - сказал он и глянул в сторону танцующих, среди которых явно выделялись его сестры. – Эх, был бы я помоложе!.. Так ты будешь чего?

Тритон смотрел на человека во все глаза и пытался собрать воедино все то, что он сказал. И, надо сказать, он не слишком-то в этом преуспел. Мужчина упомянул сестер, хотел что-то узнать у него, сообщил, что у него не варил котелок. Что не варил? 

- Беррисон, старый пес, чего ты привязался к моему другу?

Помощь пришла, откуда не ждали. Вдруг справа от принца на стул опустился ни кто иной, как заблудший дух тритона, Гаспар.

- Так это твой друг, что ли, Хейль? – вскинул брови Беррисон и внимательно всмотрелся в лицо Дайлана, после чего перевел взгляд на пятидесятилетнего низкорослого мужичка. – Больно хорошо одет, да вот соображает как-то туго!

- О, а ты, я гляжу, просто умник, каких поискать надо! – рассмеялся Гаспар хрипловатым смехом. – Гость у тебя впервые здесь, а ты показываешь себя ни с лучшей стороны!

- Ха! Надеюсь, ты не из обидчивых? – тут же встрепенулся мужчина, обращаясь к тритону.

- Все в порядке, - отозвался Дайлан, улыбнувшись кончиками губ. Он все еще не до конца разобрался в ситуации… да и уже желания как-то не было, Гаспар, кажется, отлично со всем справлялся.

- Думаю, две пинты твоего лучшего эля точно исправят ситуацию, - заявил тем временем заблудший дух.

- Что ж, тогда принесу их сию же секунду! – усмехнулся Беррисон, кинул еще один взгляд на принца и был таков.



Анна Анищенко

Отредактировано: 23.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться