Среди Льдов Далёкой Планеты

Размер шрифта: - +

глава 6. Сделка в поместье Коулланд. Вельт, Эра позднего Льда.

Несколько раз поскользнувшись в потёмках на обледенелых дорожках двора, я всё же добрался до ворот. Отодвинул засов, распахнул тяжёлые створки. Изящная карета, запряжённая длинноногим вороным жеребцом, чинно въехала в ворота. Из обитого бархатом салона непринуждённо выскочил аристократичного вида юноша лет восемнадцати… Шестнадцати?.. В темноте и не разберёшь. «Пожалуй, даже слишком жеманный для парня. Раздражают меня подобные индивидуумы» - успел подумать я, пока сопровождал его до дверей поместья. Небольшого роста, весьма субтильный, прямые чёрные волосы довольно короткие, но лежат слегка небрежно. Он носил короткий кожаный плащ, едва достававший до середины бедра, узкие, слегка потёртые брюки обтягивали стройные как у девушки ноги, массивные высокие сапоги со множеством декоративных металлических деталей (было заметно, что они не новые, но хозяин заботливо чистит и полирует их прямо таки с фанатичным рвением) выделялись свой бунтарской брутальностью, а маленькие, почти детские, руки плотно обтягивали кожаные перчатки. Всё одеяние было словно вырезано из цельного куска ночи. Уж не носит ли парнишка траур? Хотя, что я смыслю в дворянской моде!

- Я желаю обсудить кое-что с графом Коулландским, - заявил он. Голос довольно высокий (почти как у девушки; ещё не до конца сломался?) и немного хрипловатый, но в целом приятный. Правда, уж больно надменный тон.

- Граф спит. Вы на часы-то смотрели, лорд…

- …Итшихи. И мне бы хотелось, чтобы ты разбудил его.

(Хотелось бы ему, видите ли! А в рот тебе не плюнуть жёваной морковью?)

- Разумеется, Милорд, - и я отправился будить графа, предвкушая смачные люли, которые он не поленится отвесить мне спросонок. Он и правда был недоволен, но увидев лорда Итшихи постепенно подобрел. Он вёл себя с ним так галантно и елейно, а потом сказал…

- Присаживайтесь, миледи.

Я готов был провалится на дно замёрзшего океана. Ну конечно же! Какой же я идиот! Она настолько же парень, насколько я гребучий Барсундук! Представляю, что она обо мне подумала – я, кажется, с полдюжины раз назвал её милордом. Прошу простить, юная госпожа - я так давно не спал, что уже ничего не соображаю!

Она изящно опустилась в громоздкое кресло, небрежно закинув ногу на ногу. Граф (любитель волочиться за юными леди, как и большинство заскучавших пожилых дворян) предложил ей закурить, выпить чаю или чего покрепче, но она довольно сухо отвергла его предложение. Пренебрежительным движением руки граф отослал меня прочь из комнаты, но мне удалось подслушать, о чём они говорили. Внезапно из глубин моего кармана донёсся приглушённый голос:

- Что у Вас там происходит, Кайтлехт?

- Можно просто Кайт, - я уже и забыл о говорящей шкатулке, - тут к этому старому недотёпе приехала юная особа, леди… Итшихи, кажется. Она предлагает заключить сделку: купить по дешёвке принадлежащих графу мёртвых крестьян. До следующей переписи они формально считаются живыми, и за них приходится платить налоги. Так что он с радостью согласился. Чистая формальность. Уж не знаю, зачем они ей сдались…

- Наверняка какие-то экономические махинации с землями, - рассудительно ответила она, - у нас даже книга про это есть.

Я не понял, где это «у нас», но согласился, что звучит логично. Не то чтобы меня это интересовало. Гораздо интереснее был небольшой но тяжёлый мешочек, оставленный сиротливо лежать на вычурном курительном столике – старый маразматик не потрудился спрятать выручку от этой сумасбродной сделки и, похоже, напрочь забыл об этом. Я конечно могу отнести его ему. Мешочек, набитый серебром. Возможно, золотом. Но ведь я поступлю по-другому, правда? Это весьма обычный поступок для того, кто в десять лет отроду стал сиротой, с тринадцати гнул спину, работая матросом на торговом судне, немного баловался контрабандой, затем был вором-домушником, вышибалой в кабаке… Да чем только не промышлял.

Я инстинктивно оглянулся, подчиняясь выработанной с годами привычке – в комнате, разумеется, никого не было. Метнулся к столу, схватил мешочек, сунул в карман широких хлопчатобумажных штанов, повернулся к двери… И встретился взглядом с насмешливыми серыми глазами леди Итшихи.

- Тебя здесь не кормят что ли? Такой себе из тебя дворецкий, - усмехнулась она, показав мелкие белоснежные зубы.

- Да, обращаются как со скотом. Ни в грош не ставят! – вздохнул я, чтобы выгадать время.

- Ха-ха, похоже на правду. Расслабься - мне наплевать, что случится с этими деньгами. Но мне бы пригодился ловкий и сильный парень в качестве слуги и телохранителя. Если согласен, можешь считать это своей первой оплатой.

- Внезапное предложение… - ошеломлённо протянул я. Уж не издевается ли она надо мной?

- Я не шучу. Долго собираешься тупить? Не разочаровывай меня.

- Ну… Хуже чем в этой дыре мне уже вряд ли будет. Так что я согласен. Вы промышляете чем-то…

- Незаконным? Весьма бестактный вопрос. И ответ отрицательный, - когда она произносила эти слова, мы уже вышли на морозный вечерний воздух. Молча добрались до кареты. Конь изучающе покосился на меня блестящим чёрным глазом и пренебрежительно фыркнул.

- Посмотрим, - пожала плечами Итшихи. Неужели эксцентричная барышня отвечала ему?..

Салон кареты изнутри выглядел гораздо просторнее, чем снаружи. Он был обит бархатом и шёлком (всё того же угольного оттенка) и встретил меня благодатным теплом.

- Ты выглядишь изнурённым, - сказала она, - можешь лечь.

Я убрал под сиденье свои видавшие виды сапоги, подтянул колени к животу (кушетка всё же была довольно тесной, для человека моего роста), укрылся мягким пледом и сон навалился на меня, как упавший несгораемый шкаф. Сквозь полу прикрытые веки я смутно видел Итшихи, забравшуюся с ногами на противоположную кушетку, натянувшую покрывало на костлявые коленки и погрузившуюся в чтение толстой книги в матово-чёрной обложке без единой надписи. «Без кучера едем, - вдруг понял я, - доверяет она своей лошадке… Куда мы, кстати? Но не всё ли равно…»



Креветка Локи

Отредактировано: 14.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться