Среднестатистическая женщина

Размер шрифта: - +

Глава 7

Как мы приземлялись знает только мое кресло. И мозг. Правда на мозг пока надежды было мало, так как он тихо отходил -отъезжал, нервно курил и чашками хлебал кофе. Я тупо смотрела вперед, прожигая кресло и всех сидящих впереди людей взглядом. И мысленно приказывала пилоту быть внимательным и аккуратно посадить самолет. Муж чуть не был выкинут в окно, когда пытался пошутить насчет расслабься, падать быстро и не больно. Ну согласитесь, не всякая среднестатистическая женщина понимает шуточки мужского индивидуума.

Так я и сидела, проглотив палку, уставившись строго вперед. Это помогало. Это заталкивало любые ( от слова «какие остались и не успели убежать от страха») мысли в какие то глубокие подвалы мозга. И оставалась только блаженная тишина. Нет, не так. Оставалась ТИ-ШИ-НА....

И самолет, который плавно снижался.

К чести наших пилотов, их мастерство было на высоте. Я много слышала про то, как разные пилоты по-разному садятся. Иногда это связывают с национальностью, иногда с авиакомпанией. Но сейчас пилоты различных национальностей работают по всему миру — это факт, посему какую именно страну зовет Родиной наш экипаж, я не задавалась. Некогда было!! Я была в медитативном состоянии, состоянии дзен — когда уже нестрашно, когда еще страшно, но уже по барабану. Дырявому. Каждому в руки. И флаг с песней.

Когда самолет подпрыгнул уже касаясь земли, люди вокруг захлопали. Вы думаете, что хлопают, потому что говорят «спасибо за мягкую посадку» пилотам? Как бы не так! Это - « я так боялся, так боялся, спасибо что не уронили!». Но похлопать тянет, чтоб выплеснуть это страх через хлопки, выдохнуть, улыбнуться и оглядеться.

А вы знали, что пилоты шутят насчет этих нервных хлопков после приземления? Мол, если уж хлопать, то когда самолет остановится, потому как пока он доедет до места — еще ого-го-го-гоюшки сколько вариантов разного развития событий может произойти. Вплоть до «незакрепленный багаж из открытой багажной полочки над головой пассажира упадет при резком торможении». Тогда спасательный жилет не понадобится. Совсем.

Добил меня мальчик-талантище. Он взял маму за руку и проникновенно сказал: «Мама, я ТАК рад, что мы приземлились!!!». Вот честное слово, если бы не мои трое — так бы и усыновила это чудо!

Из умиления этой сценой меня вывела моя дражайшая, но не дрожащая половина. Слова, которые я услышала, оказали на меня терапевтически-шоковое воздействие. Никогда не думала, что я похожа на рыбу. Но, как оказалось, Вена — город сказок, на русалку я уже не тяну, поэтому быть мне карасем. С открытым ртом, судорожно хватающим воздух. Вот скажите, за что мне такое счастье то????

По словам мужа оказалось что:

- хотя я прилетела в Вену неожиданно и несогласованно, не надо рассказывать что я не знаю, как служба безопасности (тут хорошо добавить великий могучий русский эпитет, но мы его будем держать в уме) меня пропустила;

- пусть муж и договорился как то о том, чтобы я очутилась в самолете (да бред же! Вроде как в поезде — чисто зашла попрощаться??), но как это вышло — мне знать не стоит: меньше знаешь, спишь в кроватке;

- багажа у меня нет, поэтому мой паспортный контроль будет проходить в другой очереди, где мне надо самой отдуваться, что сказать доблестной пограничной службе;
- при вопросе о цели поездки, сообщить что она туристическая. И все
разговаривают тут только на немецком, поэтому своим английским почти-разговорным не кичиться, не употреблять и не ругаться. Поймут быстрее русский могучий мат, нежели мою попытку говорить на английском со свердловским акцентом;

- на выходе мне надо найти человека с табличкой в руках, на которой написано “Bazi”, это встречающая сторона.

- ах да, вот мой паспорт, муж случайно взял его вместо своего, когда оформлял командировку в бухгалтерии фирмы.

И сунув мне в руки плотный прямоугольник быстро ретировался. Закрыв рот я поняла, что держу в руке мой паспорт. Открыла его — точно мой, вот — на последней странице мое хм — загадочное выражение лица. Я вспомнила, что когда пришла фотографироваться, нет, когда залетела в студию, начались странности с аппаратурой: на мне почему то не включалась вспышка, на мне закончилась фотобумага, сдачи не оказалось, поэтому вместо одного экземпляра фоток, мне пришлось бонусом получить еще 3 - итого 12 фоток. На каждом экземпляре по 4 штуки фотографии.

Всегда задавалась вопросом — что люди делают с оставшимися от «на паспорт» фотками. Ладно, если это дети: одной бабушке, второй бабушке, на паспорт и в семейный архив. Все четыре пристроены. А если фотки взрослого? Бабушками уже не всучишь под предлогом полюбоваться... себе хранить, чтоб холодным зимним вечером раскрыть конверт с фотками « из паспорта» и напомнить себе как я постарел? Ну ладно, среднестатистические женщины не стареют. Они мумифицируются, консервируются и вообще, Дунканы Маклауты. Поэтому любая женщина смотрит на свои фотки «из паспорта» с вполне определенной целью: как мне идет этот цвет волос? Какая прическа была лучше? Краситься надо было ярче... И так, в моем случае, 10 раз. Ибо фоток после того,как паспорт сделали у меня осталось 10. Ну, я не лыком шита — одну подложила мужу в кошелек, чтоб не забывал мне деньги выдавать (а взгляд у меня там такой загадочный — прям и говорит — дай мне денюжек, а?), потом ребенку на проект на английский «Мy family» прицепили, потом в паровозик семейный поставили на полочку... и 7 еще надо куда-то пристроить, чтобы любоваться. Вот.

С этими сумбурными мыслями я поплелась за толпой. Вернее, оказалось, что толпа уже куда то делась, и в длинном коридоре, который куда то ведет стою только я. Ешкин кот, куда идти то? Вроде топографическим кретинизмом не страдала раньше, но с другой стороны не была еще никогда так внезапно перенесена самолете в незнакомую страну. Одна.



Лада Ми

Отредактировано: 11.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться